Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

котик

Нет, не стал Хошимином Сайгон!

САЙГОН
Я чужой здесь, как будто в разведке,
А в округе — врагов миллион:
Сутенёры, продажные девки -
Нет, не стал Хошимином Сайгон.

Разбитной, распоясанный город:
Девкам — деньги, туристам — восторг -
Оголённый, искрящийся провод,
Плотоядный языческий торг.

Те, кто были Вьетконгу врагами
Пьют в охотку, креветки жуют,
Солнце скрытое за облаками,
Не нарушит их праздный уют.
Collapse )
котик

Первые лауреаты


      Пересматриваю "Литературный мир Мурмана" - кто есть, кого нет. Фоточки опять же - и там, и у себя. Там полный список лауреатов премии Константина Баёва и Александра Подстаницкого (очень любопытно читать подряд, первое десятилетие очень мощное там было - пятнадцать участников этого самого словаря, от Ермолаева и Коржова до Виноградова и Кати Яковлевой, потом - на спад). А я вот про этот снимок вспомнил. Первые лауреаты однако. Андрей Волков, Дима Ермолаев и я. Андрей как-то пропал совсем. А снимок сделан в Териберке, в местной библиотеке. Июнь 1993 года. Одна из первых наших писательских поездок.
котик

И рукой его не тронь!


       Это Печский патриарший монастырь. Самое что ни на есть албанское Косово. И - русский писатель Дмитрий Балашов, танцующий коло на сербской свадьбе. Октябрь 1997 года. Славянский ход Мурман - Черногория. Фото никогда не публиковалось. И Дмитрия Михайловича давно уже нет, и монастыря, полагаю, тоже.
      Печка патриаршья... Удивительное место. По крайней мере, было. Помню, стихи тогда сами собой сложились. Вот такие:

ПЕЧКА ПАТРИАРШЬЯ*

Холодок монашьей кельи,
Запах ладана и свеч,
Крест из тиса над постелью –
Городок зовется Печ.

Справа - горы, слева - горы,
Улиц линии пусты,
Стен столетние узоры,
Патриарший монастырь.

Мы спустились с круч туманных,
С высей песенной страны.
Как немые великаны,
Горы черные страшны.

Льда колючие кристаллы,
Горных ветров голоса
И дорога к перевалу,
Словно путь на небеса.
Collapse )
котик

Териберка: жизнь на грани


      Я бывал в Териберке многократно - и по работе, и по делам писательским. В первый раз - с Виталием Масловым и Владимиром Смирновым - аж в июне 1993 году (на снимке мы выступаем в каком-то из рыбных цехов, тогда такие в селе ещё были, - перед сетевязальщицами, кажется). Мы с Димой Ермолаевым и Андреем Волковым только-только стали первыми лауреатами только-только учрежденной премии имени Константина Баёва и Александра Подстаницкого. На следующем снимке - лауреаты в местной библиотеке:

       А вот уже на открытии на здании школы мемориальной доски Баёву в 1998-м году, тоже были вместе с Масловым и Димой и, если не ошибаюсь, Сан Санычем Милановым:Collapse )
      Поездка последняя прекрасная, но впечатление от Териберки осталось жуткое: сочетание разрухи и запустения с невиданной красотой природы. Тут все на грани, жизнь и смерть рядом. Очень острое ощущение: почти все, что делает здесь человек, - от лукавого. Включая все эти дурацкие фестивали современные... Ребята московские хотят сделать Териберку для себя, по-московски широко и бездумно, но останется ли она при этом Териберкой, вот вопрос. Цивилизация - далеко не всегда культура, порой это понятия взаимоисключающие.
котик

На "камчатке" слева


     "Хотя лекций к этому времени я прочитал уже немало, и на партийной работе, и от общества "Знание", но в институте надо было менять их методику. Со студентами я быстро нашел общий язык, старался заинтересовать и увлечь их, особенно обращал внимание на последние ряды столов, на "камчатку". Между тем там сидели отнюдь не самые ленивые. Если память мне не изменяет, одно время в правой части этой "камчатки" сидел будущий министр образования и науки Мурманской области Василий Филиппович Костюкевич, а в левой части, только в другое время, позже, сидел со скучающим видом ставший теперь писателем Дмитрий Коржов.
     Сколько студентов слушали мои лекции, сейчас трудно сосчитать.Collapse )
котик

Отец Аристарх


     Пишу после долгого перерыва, был в отпуске. Хороших новостей много, но начать приходится с плохой. Скончался игумен Аристарх (Лоханов) (1949-2016) - на рубеже веков настоятель Трифонова Печенгского монастыря. Прекрасный был человек и священник. С ним связано возрождение Трифоновой обители, он создал издательство, выпустившее немало хороших книг. Мы вместе делали сборник фронтовой поэзии "Была война". Он был филолог и интеллигент: три европейских языка, безусловный литературный талант, прекрасно организованный, творческий ум.
      Я многократно бывал у него в монастыре, однажды даже на Рождество. Очень светлые, радостные были дни...
      Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего новопреставленного игумена Аристарха, прости ему всякое согрешение вольное и невольное, даруй ему Царствие Небесное.
котик

Всю ночь горят во мне снега Килиманджаро!

Оригинал взят у vazart в 1 апреля.Светлые проявления прошлого


Шторы задёрнуть, чтобы всю ночь до утра
На негативах угадывать: ху из ху?
Смотреть, как в ванночке соль серебра
Реагирует на всякую чепуху...

Collapse )
котик

Часовой - девушка?

    Утащил у брата эту фотографию. Серия мне знакома - про операцию "Бенедикт" (приключения британского авиакрыла в составе авиации Северного флота) немало написано, в том числе и мной, но этот снимок вижу впервые. Очень похоже, что часовой, который вызвал такой интерес у английских асов, девушка. Кто-нибудь что-то знает?
Оригинал взят у maxim_korzhov в С любовью к Северу и Мурманску
На просторах инета наткнулся на фото британских летчиков, болтающих с русским солдатиком-часовым. Датировано осенью 1941, один из ародромов под Мурманском. Не так много подобных фото того периода, поэтому решил подтянуть к себе. Интересно поразглядывать :))
Вам нет?

котик

Евтушенко в "Плейбое"


      Замечательный пост у Вити Крысова, жаль ни комментить, ни перепостить не могу. Но вот вам фрагментик:
"Евтушенко - единственный в мире поэт, стихи которого появлялись на страницах Плейбоя. Я узнал об этом из интервью с редактором Плейбоя тех лет Роби Маколеем (Robie Macauley). Издатель Плейбоя Хью Хефнер познакомился с Евтушенко в ходе его поездки в США в конце 1960-х. Как говорит Маколей, Евтушенко был единственный поэт, кроме Лонгфелло, о котором Хефнер слышал. Вот весь пассаж (мой перевод): "Евтушенко – единственный поэт, который публиковался в Плейбое, главным образом потому, что он был единственным поэтом, которого Хефнер вообще зналCollapse )
котик

Природный ас


     Он был природный ас, как говорят в таких случаях - от Бога. Об этом свидетельствуют цифры: 25 побед личных и 14 в группе. Это менее чем за год боев. И какой год! Начальный, самый сложный и для наших летчиков год войны, когда враг имел превосходство в воздухе и каждый вылет означал тяжелейшее противоборство с опытными, вышколенными асами люфтваффе. Конечно, это в значительной степени было время горьких потерь. Но одновременно - и время побед, которые вопреки всем обстоятельствам добывали такие воины, как Борис Сафонов.

     Честно признаюсь, не слишком мне верится в то, что немецкие пилоты между собой отмечали появление Сафонова в воздухе - мол, надо быть осмотрительней. Скорее всего, это миф, возникший на волне успеха. Однако миф мифом, но ведь и успех был!Collapse )