Category: музыка

котик

Тепло человечье


ТЕПЛО ЧЕЛОВЕЧЬЕ
(1997)


***
...Я сплю и мне снится большая зима,
И печи затоплены в доме,
И страшно горящую свечку сжимать
В прозрачной и теплой ладони.

Очнусь и окажется: я один,
Холодный пол да свечи мерцанье,
Да зябкое зарево мерзлых витрин,
Да ветра февральского злое дыханье.

ИЗ ДЕТСТВА
Брату Максиму
Мы убегали в дождь грибной
Лечить разбитые коленки
В прохладе влаги дождевой,
В траве, от чистых рос тяжелой,
А след от раны ножевой
Казался выдумкой и шуткой,
И всякая печаль минутной,
И всякая вода живой,
В прохладе влаги дождевой,
В траве, от чистых рос тяжелой...

***
Город ночью злей и проще,
Да и я в его горсти -
Пешеход с котомкой тощей
И трудны мои пути.

Тени, тени, тени, тени
От ночных костров
Да угрюмые тоннели
Проходных дворов.

ВОЛОГДА
Мне, наверное, Вологда вспомнится:
Мост понтонный над сонной рекой
И высокие звонницы
Над студеной водой.Collapse )
Вторая моя книжечка. Нашёл недавно записи тех лет с указанием точных дат написания почти всех стихотворений, что вошли потом в "Тепло человечье". За книжку, в целом, не стыдно. Хотя помню хорошо, как меня за неё ребята на семинаре в Литинституте изрядно пощипали. "Тоска-треска" - и так далее.
котик

Великая и прекрасная


Великая Мари Лафоре. Все помнят её "Манчестер - Ливерпуль". Не только, не только... Помню, как мы слушали её еще на кассетах, на ермолаевском диктофончике радийном в наших юношеских путешествиях, бесконечных и прекрасных... И было это лет так 25 назад.
котик

Ах, Рио-Рита! Как высоко плыла ты над нами...


      Возвращаясь к мои музыкальным пристрастиям (и не только, если и клип посмотреть). Прекрасная Ирина Богушевская. Она поет давно и всегда волшебно, но первый диск - "Книга песен" - это было чудо какое-то. Вот оттуда и эта вещица. Изумительная музыка, поднебесное исполнение. Но ведь и текст отличный!
Рио-Рита
Засыпая, я вижу вновь,
Что балконная дверь чуть приоткрыта,
И кисейную тюль
В окно, где пыльный июль,
Выдувает капризный сквозняк.
Не скрывая свою любовь,
Тоня с Витей танцуют Рио-Риту,
Веки полуприкрыв, -
И этот странный мотив
Позабыть не могу я никак.
Collapse )
котик

С 1 по 13


     Вспомнилась после праздников эта песенка. Старенькая уже, конечно, клип - из того времени, когда в Советском Союзе ещё не знали этого слова. Стихи, вообще, плохонькие, топорные, хоть и автор сам Вознесенский. С 1 по 13, кстати, дней не двенадцать, но песня всё равно хорошая...
котик

Затвор передёрнул - выстрелил


Крым
Уходили мы из Крыма
Среди дыма и огня.
Я с кормы, всё время мимо,
В своего стрелял коня.
Collapse )

       Насколько всё-таки песня нестерпимо хуже стихов Николая Туроверова, при всём уважении к другому Николаю - Расторгуеву.Да и с фильмом она в абсолютном разладе.
      Иной ритм, иной воздух в стихах. Стихи - резкие, отчаянные. Строки - короткие, рубленые, на вдох-выдох, затвор передернул - выстрелил. Протяжное грустное пение - не для этих жестких, трагических строк. Хотя, конечно, это редкость большая, когда музыка соответствует, ничего не крадёт у стихов. Впрочем, я здесь не о стихах. О поэзии, конечно.
котик

Волшебный манок Юрия Казакова


     Сегодня исполнилось бы 90 лет Юрию Павловичу Казакову - лучшему русскому прозаику второй половины ХХ века, которого мы с таким восторгом вспоминали с Игорем Катериничевым (а потом и с братом!) в Ялте. Это был, наверное, самый удивительный день моей ялтинской жизни. После музея Чехова и Гурзуфа на моем балконе пили восхитительную "Мадеру" и читали вслух казаковский "Проклятый Север", о котором нам напомнил утром Юдков, - это было 1 июля, Серёгин день рожденья и поздравляли мы его из чеховского сада.
      И вот, взялись мы читать этот рассказ (полагаю, один из лучших у Казакова) и тут же поняли, что он ведь, по сути, про нас, про этот наш день. Разве что Ялта не весенняя, а летняя. Но какая проза, какая проза! И ведь не понятно, из чего получился рассказ - сюжета нет, действия - минимум. Ну, диалоги - да! Ну оркестранты-лабухи нарядные (в этом Юрий Палыч знал толк), ну Ялта. И ещё второй план, этот манок всегдашний - и для нас, и для Казакова - тот самый "проклятый Север", ставший основанием его великой прозы (подробнее об этом у меня можно почитать - "На Севере родился во второй раз"). На который невозможно не вернуться...
      Но послушайте рассказ, прочитайте, он не маленький, но стоит того:
   "Весной на меня наваливается странная какая-то тоска. Я все хочу чего-то, мне скучно, я думаю о проходящей своей жизни, много сплю и встаю осоловевший и разбитый.
     Стоял апрель, мы жили в Ялте, бездельничали после девяти месяцев отчаянной трепки в зимнем океане.
Всю осень и зиму мы ловили треску в Баренцевом море, забирались иногда в Норвежское, в Атлантику, и ни разу залитая рыбьим жиром палуба нашего траулера не была спокойной.
     В Ялте горы казались красно-лиловыми, море синело и блестело, туманы были редки, а на набережной продавалось кислое крымское вино. Везде из садов, из-за каменных стен, на узких кривых татарских улочках в гористой части Ялты тянуло запахом цветов и влажной земли. И вообще пахло югом, древними горами и морем. На камнях, на плитах тротуаров лежали розовые лепестки — деревья осыпали свой цвет, и весь Крым в эту пору розово дымился и пах нежным дурманом. На базаре продавали красную редиску и невиданную иглу-рыбу с черной спиной, белым брюхом и зеленым позвоночником.
Collapse )
котик

Тамо далеко...


    Ещё одна плёночка Международного православного славянского хода. Саша Кравченко (русский доброволец, награжденный Караджичем за храбрость; он вернулся в Россию, сейчас руководитель "Косовского фронта", пятеро детей). И - встреча со студентами в Лукавице - сербской части Сараева. Ермолаев читает "Ты красива до безобразия...", а я - "Ты говорила о погоде..." в первой, неканонической, редакции. Съёмка бестолковая - ни одного законченного фрагмента, сплошные отрывки, но атмосферу передаёт, безусловно.
Обидно, что нет финала - в самом конце Дима Ермолаев запел "Тамо далеко..." - культовую для сербов песню, я подхватил, и весь зал начал петь вместе с нами. Я потом об этом стихи написал, Диме посвящённые:
Литературный вечер в сербском Сараево
                                  Дмитрию Ермолаеву
У друга моего ни голоса, ни слуха –
Одна душа. Но этого довольно.
Он начинает петь светло и вольно.
По-сербски, понятно для русского уха.

Я даже больше бы сказал.
Горячий воздух сербской речи
Мне сердце от печалей лечит –
Пою, смотрю в огромный зал.

И вижу, как светлеют лица.
Collapse )
котик

И вьётся рыжий завиток бульварного кольца...


    Что-то никак не отпускает эта давняя уже песня любимого всеми нами "Несчастного случая" - хожу, мурлычу... Стихи, правда, довольно странные. Ну что за "рыжий завиток бульварного кольца", который ещё и "вьётся". Но песня всё одно получилась отменная.
котик

Такая вот "тихая лирика"


                                                                 Ольга ФОКИНА
В МАГАЗИНЕ
В магазине грампластинок –
Молодые продавщицы,
Покупатели – не старше
Миловидных продавщиц.
Всяк, войдя, хоть на полтинник,
Хоть на рубль да разорится.
Продавщица нежно скажет:
«Слушай. Радуйся. Пляши».

Звуки музыки вихлястой,
От которой мир дичает,
Звуки грома и содома,
Будоражащие свет...
Я хожу сюда не часто –
Если только заскучаю
По родительскому дому,
Если писем долго нет.

И среди большого списка,
Что по стенам поразвешан,
Нахожу отдел названий,
Сердцу очень дорогих.
Между роков, между твистов,
Меж крикливых завываний –
Уцененные, как вещи, –
Мой родной напев и стих.
Collapse )


1965