Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

котик

Великая и прекрасная


Великая Мари Лафоре. Все помнят её "Манчестер - Ливерпуль". Не только, не только... Помню, как мы слушали её еще на кассетах, на ермолаевском диктофончике радийном в наших юношеских путешествиях, бесконечных и прекрасных... И было это лет так 25 назад.
котик

Ах, Рио-Рита! Как высоко плыла ты над нами...


      Возвращаясь к мои музыкальным пристрастиям (и не только, если и клип посмотреть). Прекрасная Ирина Богушевская. Она поет давно и всегда волшебно, но первый диск - "Книга песен" - это было чудо какое-то. Вот оттуда и эта вещица. Изумительная музыка, поднебесное исполнение. Но ведь и текст отличный!
Рио-Рита
Засыпая, я вижу вновь,
Что балконная дверь чуть приоткрыта,
И кисейную тюль
В окно, где пыльный июль,
Выдувает капризный сквозняк.
Не скрывая свою любовь,
Тоня с Витей танцуют Рио-Риту,
Веки полуприкрыв, -
И этот странный мотив
Позабыть не могу я никак.
Collapse )
котик

С 1 по 13


     Вспомнилась после праздников эта песенка. Старенькая уже, конечно, клип - из того времени, когда в Советском Союзе ещё не знали этого слова. Стихи, вообще, плохонькие, топорные, хоть и автор сам Вознесенский. С 1 по 13, кстати, дней не двенадцать, но песня всё равно хорошая...
котик

Затвор передёрнул - выстрелил


Крым
Уходили мы из Крыма
Среди дыма и огня.
Я с кормы, всё время мимо,
В своего стрелял коня.
Collapse )

       Насколько всё-таки песня нестерпимо хуже стихов Николая Туроверова, при всём уважении к другому Николаю - Расторгуеву.Да и с фильмом она в абсолютном разладе.
      Иной ритм, иной воздух в стихах. Стихи - резкие, отчаянные. Строки - короткие, рубленые, на вдох-выдох, затвор передернул - выстрелил. Протяжное грустное пение - не для этих жестких, трагических строк. Хотя, конечно, это редкость большая, когда музыка соответствует, ничего не крадёт у стихов. Впрочем, я здесь не о стихах. О поэзии, конечно.
котик

Волшебный манок Юрия Казакова


     Сегодня исполнилось бы 90 лет Юрию Павловичу Казакову - лучшему русскому прозаику второй половины ХХ века, которого мы с таким восторгом вспоминали с Игорем Катериничевым (а потом и с братом!) в Ялте. Это был, наверное, самый удивительный день моей ялтинской жизни. После музея Чехова и Гурзуфа на моем балконе пили восхитительную "Мадеру" и читали вслух казаковский "Проклятый Север", о котором нам напомнил утром Юдков, - это было 1 июля, Серёгин день рожденья и поздравляли мы его из чеховского сада.
      И вот, взялись мы читать этот рассказ (полагаю, один из лучших у Казакова) и тут же поняли, что он ведь, по сути, про нас, про этот наш день. Разве что Ялта не весенняя, а летняя. Но какая проза, какая проза! И ведь не понятно, из чего получился рассказ - сюжета нет, действия - минимум. Ну, диалоги - да! Ну оркестранты-лабухи нарядные (в этом Юрий Палыч знал толк), ну Ялта. И ещё второй план, этот манок всегдашний - и для нас, и для Казакова - тот самый "проклятый Север", ставший основанием его великой прозы (подробнее об этом у меня можно почитать - "На Севере родился во второй раз"). На который невозможно не вернуться...
      Но послушайте рассказ, прочитайте, он не маленький, но стоит того:
   "Весной на меня наваливается странная какая-то тоска. Я все хочу чего-то, мне скучно, я думаю о проходящей своей жизни, много сплю и встаю осоловевший и разбитый.
     Стоял апрель, мы жили в Ялте, бездельничали после девяти месяцев отчаянной трепки в зимнем океане.
Всю осень и зиму мы ловили треску в Баренцевом море, забирались иногда в Норвежское, в Атлантику, и ни разу залитая рыбьим жиром палуба нашего траулера не была спокойной.
     В Ялте горы казались красно-лиловыми, море синело и блестело, туманы были редки, а на набережной продавалось кислое крымское вино. Везде из садов, из-за каменных стен, на узких кривых татарских улочках в гористой части Ялты тянуло запахом цветов и влажной земли. И вообще пахло югом, древними горами и морем. На камнях, на плитах тротуаров лежали розовые лепестки — деревья осыпали свой цвет, и весь Крым в эту пору розово дымился и пах нежным дурманом. На базаре продавали красную редиску и невиданную иглу-рыбу с черной спиной, белым брюхом и зеленым позвоночником.
Collapse )
котик

Будто тихо и нежно кто-то тронул струну

       А-а-а, как здорово! Всё ж таки недооценивал я Визбора... Отличный текст.
Оригинал взят у maxim_korzhov в 26 июля. Песня дня
Оригинал взят у vazart в 26 июля. Песня дня
Где-то в небе возникли высокие звуки,
Будто тихо и нежно кто-то тронул струну.
О, великое счастье - после долгой разлуки
Возвратиться обратно в родную страну.

Возвратиться не кем-то, не вчерашним талантом,
Осознавшим ошибки парижской зимой,
Не прощенным за старость седым эмигрантом,
А вернуться с работы. С работы - домой.

Ни дожди, ни печали, ни горькое пламя
Не сломали, Россия, твои рубежи,
И хрустальные звезды висят над полями,
И серебряный месяц в оврагах лежит.

В шереметьевской роще - березы, березы.
Молча девочка держит цветок полевой.
Ты прости мне, Россия, невольные слезы,
Просто долго мечталось о встрече с тобой.


26 июля 1972, «Шереметьево», Юрий Визбор.

Послушать можно здесь:https://music.yandex.ru/album/4231804/track/34377606
котик

Тамо далеко...


    Ещё одна плёночка Международного православного славянского хода. Саша Кравченко (русский доброволец, награжденный Караджичем за храбрость; он вернулся в Россию, сейчас руководитель "Косовского фронта", пятеро детей). И - встреча со студентами в Лукавице - сербской части Сараева. Ермолаев читает "Ты красива до безобразия...", а я - "Ты говорила о погоде..." в первой, неканонической, редакции. Съёмка бестолковая - ни одного законченного фрагмента, сплошные отрывки, но атмосферу передаёт, безусловно.
Обидно, что нет финала - в самом конце Дима Ермолаев запел "Тамо далеко..." - культовую для сербов песню, я подхватил, и весь зал начал петь вместе с нами. Я потом об этом стихи написал, Диме посвящённые:
Литературный вечер в сербском Сараево
                                  Дмитрию Ермолаеву
У друга моего ни голоса, ни слуха –
Одна душа. Но этого довольно.
Он начинает петь светло и вольно.
По-сербски, понятно для русского уха.

Я даже больше бы сказал.
Горячий воздух сербской речи
Мне сердце от печалей лечит –
Пою, смотрю в огромный зал.

И вижу, как светлеют лица.
Collapse )
котик

Живео, Србия!

      Какая замечательная работа Ксении Симоновой. Просто чудо... Дима Ермолаев подсказал.
Оригинал взят у colonelcassad в "Живи, Сербия!"


"Песочная" история Сербии от Ксении Симоновой. Как всегда отличная работа.
Collapse )
котик

Никола Кутин


"…После полудня, по дороге в Пловдив нас, наконец-то, порадовала погода – солнце пригрело почти по-летнему. На душе было радостно еще и потому, что к нам в автобус пришел хороший человек. Певец оперы Бургаса Никола Кутин, дальний родственник Калины Каневой, пробыл с нами недолгие полчаса. Но за это время очаровал и покорил решительно всех. Легкий, общительный, живой болгарин много и хорошо говорил, но больше и лучше пел – и русские, и болгарские песни. Предложили Николе ехать с нами. Отказался, к сожалению, – дела…"
     Это отрывок из моего "Несмиренного живописца", из главы о Славянском ходе Мурман-Черногория. А фильм, который публикую, о том самом Николе Кутине, которого повстречали в далеком 1997-м по дороге в Пловдив. Хвала Интернету!