Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

котик

А бы ли он, коронавирус?..


А бы ли он, коронавирус?..

Ату, уроки карантина!
Иду, шаги мои легки,
Как будто богатырь былинный,
Без маски — смерти вопреки.

Изменчивым, неровным шагом,
Проскальзывая между льдин,
Противолужечным зигзагом
Иду по Мурманску один.

Один, как витязь на распутьи,
Которому мешает путь,
Ему скорей перешагнуть бы
Коронавирусную жуть.Collapse )
котик

Мила (третья часть)

Почти полгода мы гостевали у дочки с зятем, пока Литфонд не перекроил бывший писательский буфет в доме творчества Внуково в двухкомнатную квартиру с большой верандой на первом этаже бревенчатого коттеджа (на втором этаже один к одному жил редактор «Литературной России», старинный мой друг Эрик Сафонов). С одной стороны пол квартиры упирался в землю, а с другой, под окнами на дремучую старую ель и творческую мастерскую драматурга Юлиу Эдлиса в бывшем сортире пионерского лагеря, мы спланировали первый (и последний) в нашей совместной жизни огород. Я попросил коменданта покрасить белой краской железные решетки на окнах, доставшиеся нам в наследство от буфета.
― Привез и посадил, ― заметил Мила через полгода, уже послепутчевой осенью.
Но сначала она радовалась окрестным пригородным лесам, вишням и акациям под окнами, московскому курортному снабжению, тишине и нашему огороду в пять грядок, требовавшему в прямом смысле ломовых усилий, потому что приятная плотная дернина прикрывала от глаз залежи ломаного шифера, битого кирпича, цемента, камней и ржавых железок. Мила вообще всегда радовалась жизни, а тут, тем более, новой для нее жизни, подначивала меня:
― Ну что, Романов, выбился в люди? Смотри-ка, у тебя ― дача, персональная «Волга»... Привилегии! Еще бы штанов приличных пару...
А потом к нам пришло Это.Collapse )
котик

Что ж, от озноба и простуды - горячий грог или коньяк...


                                                           Владислав Ходасевич
БЕРЛИНСКОЕ
Что ж? От озноба и простуды —
Горячий грог или коньяк.
Здесь музыка, и звон посуды,
И лиловатый полумрак.

А там, за толстым и огромным
Отполированным стеклом,
Как бы в аквариуме темном,
В аквариуме голубом —

Многоочитые трамваи
Плывут между подводных лип,
Как электрические стаи
Светящихся ленивых рыб.

И там, скользя в ночную гнилость,
На толще чуждого стекла
В вагонных окнах отразилась
Поверхность моего стола,—

И, проникая в жизнь чужую,
Вдруг с отвращеньем узнаю
Отрубленную, неживую,
Ночную голову мою.

14-24 сентября 1922, Берлин.
    Интересная подборка стихотворений в блоге vazart Владимира Азарта, одно вот перетащил к себе.
котик

Тимофеев


     Умер Виктор Леонтьевич Тимофеев (1940-2015). Только-только отметили его 75-летие.
     Горько, но, при этом, наверно, правильно. Он в последнее время уже не жил. Доживал, скрученный в узел болезнью. Очень больно было. Особенно тем, кто знал его другим. Молодым, резким, всегда готовым к битве...
котик

Забытый Крутов

9f985f6f4478
"- Был кто-то, кого ждали на похоронах, - а он так и не появился?
- Есть хоккеист, с которым Вова крепко дружил. Семьями общались. Когда хоронили Володю, они отдыхали в Европе - и менять планы не сочли нужным. Эти люди для меня отныне не существуют.
- Из легендарной пятерки были все?
- Да. Ларионов примчался из Америки, Хомутовы - из Швейцарии. Стариковы на похороны прилетели из США, хоть у них большие трудности с деньгами.
- Стариков чем занимается?
- Ничем. Думаете, кого-то мы за границей интересуем? Почему у всех наших хоккеистов семьи живут там - а сами они сюда вернулись работать?
- В конце 90-х вашему мужу сильно помог медикаментами Вячеслав Быков.
- Вова лежал в госпитале Вишневского, в легких скапливалась жидкость. Собирались делать операцию. Врач рассказал: после какого-то удара образовалась гематомка, а потом росла и росла. Для операции требовалось лекарство - а на всю Москву нашлось три ампулы.
- Не хватало?
- Необходимо было пятнадцать. Сроки поджимали. Позвонила Быкову в Швейцарию - и Славка передал ампулы с летчиками. Я помню, как ночью в Шереметьеве стояла у служебного подъезда. Летчики выходили, а я сердцем чувствовала: "Нет, не мой, снова не мой…" Вдруг вижу - идет необыкновенно красивый мужчина в форме. Я уверена была - он!
- Не ошиблись?
- Сам подошел ко мне: "Вы Нина? Мы узнали, для кого лекарство. Счастливы, что можем помочь". Ночью я с ампулами понеслась в госпиталь. День спустя мужа прооперировали.
- В игровые времена его не щадили.
- Сколько швыряли, кидали… На Кубке Канады так бросили на борт, что понадобились носилки. А в следующем матче уже играл. Потому что у Виктора Васильевича нельзя было болеть. Если простудился - ты враг народа. Каждому укол - и на лед..."
    Отрывок из интервью в сегодняшнем "Спорт-Экспрессе" с женой Владимира Крутова, заголовком которого назван этот пост.
   Интервью отличное, предельно откровенное, а потому - страшное. Горько было читать. Как всё-таки до зубовного скрежета верно когда-то Пушкин о нас сказал: "Они любить умеют только мертвых..."