Category: история

котик

Душа отмякает: не погибла Россия!


       "Самого нашего предводителя Маслова я знал давно, хотя и встречались мы редко. Сперва заочно, когда в «Севере» проходил его роман, «остановленный» в Мурманске. Маслов тогда только что слез, как кажется, с атомного ледокола, на коем проплавал двадцать с чем-то лет (опять же, если не путаю), сделал два переливания крови, но был полон сил и той энергии действования, которую Лев Гумилев окрестил пассионарностью. Он устраивал музей крестьянской истории в родимом мезенском селе, еще что-то устраивал, руководил писательской организацией, а меж тем росли сыновья, подрастала дочь, Саша. Сак он плотнел. толстел, все более приобретал вид этакого славянского патриарха, в недавнем прошлом и бороду уже отрастил - абсолютно необходимую со всех точек зрения.
       Редко встречаясь с Виталием Семенычем, я не усмотрел, когда и как именно он пришел к идее славянского единства.Collapse )
       А-а-а! Какой текст! Даже странно, что это - про нас. Дмитрий Михайлович Балашов (на снимке, который открывает пост, он к нам спиной, в черной боярке и в бекеше), повесть "Любовь". Вот ещё отрывочек - специально под снимок, сделанный, кстати, на Косовом поле:
       "...Мы тоже стали со своим Самарским знаменем, повторением Самарского знамени, под которым наши в 1878 году освобождали Болгарию от турок. Знамя вышивали школьницы Дины Николаевны. Моряки Северного флота доставали золотой позумент. И когда наши «мальчики», два Дмитрия, выносят и развертывают знамя, получается очень торжественно, и мы уже, под знаменем-то, не какая-то кучка интеллигентов, вполне необязательная в большой толпе, а организованная сила, со своим лицом. Как по-новому зазвучали все старые и, казалось, позабытые истины в этом нашем походе! Вот хотя бы эта - значение знамени! Со знаменем мы уже не просто так, а вот именно Славянский ход..."
котик

Пули пели над нами...


Николай Туроверов
ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

        Вы помните эти ноябрьские дни в Новочеркасске? Это были замечательные дни: Корнилов формировал Добровольческую армию, Каледин взывал к казачеству. Но казаки, вернувшись с фронта, были глухи к призыву своего атамана - война им надоела, - и мы - юнкера, кадеты, гимназисты, разоружив пехотную бригаду в Хотунке под Новочеркасском, пошли брать восставший Ростов.
Кто-то из писателей, кажется Бунин, уверял, что каждый человек имеет в своей юности одну необыкновенную весну, которую он помнит потом всю свою жизнь. Такой весны у меня не было, но вот эту зиму, очень снежную и метельную, эти дни великолепного переполоха, когда все летело к черту, и не успевшим попасть на фронт, было разрешено стрелять и совершать подвиги у себя дома, это неповторимое время атамана Каледина я запомнил твердо и навсегда.
      И теперь, через двадцать лет, у меня еще захватывает дух, как на качелях, даже от этого дрянного парижского намека на зиму, от этого тумана, - кажется: вот сейчас пойдет снег, исчезнет город, бахнет орудие и надо будет идти в белую муть, загоняя на ходу в винтовку обойму.
      Итак, мы ехали брать Ростов. Я был взводным портупей-юнкером, и со своим взводом должен был нагнать сотню, которая уже ушла под Ростов.
      Мы сидели на вокзале и ждали. Паровоз с одним вагоном должен был везти нас в полночь. Пассажирские поезда не ходили; вокзал был пуст; но около голой буфетной стойки стоял с салфеткой известный всему городу старик лакей - ему некуда было уходить. Юнкера спали на сдвинутых стульях; я дремал, облокотясь на стол. Меня разбудил толчок в плечо, Я вскочил.
       Передо мной стоял в короткой меховой кожаной куртке (такие куртки надели тогда все партизаны) и простой солдатской папахе худощавый, невысокий мальчик, с поразительным цветом лица и темными черкесскими глазами.
     - Слушайте, юнкер (по голосу я сразу узнал девушку), - возьмите меня с собой. - Торопясь и волнуясь, она рассказала, что звать ее Кира, что она институтка, но что теперь не время учиться. Она хочет воевать. Запретить ей это никто не может: мать ее где-то далеко в станице, а отец убит на войне. Не с нами, так она сама пойдет под Ростов, вот только бы ей раздобыть винтовку.
     - Я стреляла дома из дробовика. И очень хорошо. Впрочем, я не навязываюсь, - закончила она сердито.
      Вы понимаете это время? Мог ли я, полный жажды необычайных приключений, ответить чем-нибудь другим, кроме согласия?
      Щелкнул шпорами, представился и попросил Киру, во избежание болтовни среди юнкеров, считать меня своим кузеном. Брать добровольцев из знакомых нам, юнкерам, разрешалось.
     Через час паровоз, неистово свистя и разбрасывая искры, нес нас к Ростову. Двери товарного вагона были открыты, черный ветер летел мимо, и мы пели песни. А уже на рассвете я лежал на мерзлой пахоте и стрелял из винтовки по мглистой серой громаде города. Кира лежала рядом. Я ей достал карабин; он здорово отдавал, у нее, наверное, ломило плечо, но на мой вопрос она сердито ответила:
- Не выдумывайте ерунды; это, наверное, у вас нежные плечи.
      Редко позади нас стреляло наше орудие, и снаряд, шепеляво свистя, ухал, разрываясь где-то далеко впереди.
Ростов отвечал нам двумя-тремя пулеметами; пули пели над нами.Collapse )

Прекрасный рассказ Николая Туроверова, это лишь отрывок, полностью можно вот здесь прочитать - "Первая любовь". Вещь, которая выдает в авторе опытного, зрелого мастера. Однако проза Туроверова помимо таких вот, разовых, произведений, нам, по сути, неизвестна. Или попросту недоступна? Загадка.
А на фото перед эвакуацией из Крыма, сделанном 4 октября 1920 сидят: штабс-капитан Дроздовской арт. бригады Бородаевский Александр Митрофанович, подпоручик Н.Заборская. Стоят: подпоручик Зинаида Готгард, Бородаевский Михаил. Лежит вольноопределяющийся Валентина Лозовская.
котик

КИПЛИНГ О РУССКИХ



       Интереснейший пост. Всегда любил Киплинга. Да и люблю. Он - один из лучших бритов, которых я знаю. И всё равно враг.
Оригинал взят у maxim_korzhov в КИПЛИНГ О РУССКИХ
А по сути - характеристика самих бритов, которые всегда были нацией пиратов

Оригинал взят у globus_gaussa в КИПЛИНГ О РУССКИХ
"Let it be clearly understood that the Russian is a delightful person till he tucks in his shirt. As an Oriental he is charming. It is only when he insists upon being treated as the most easterly of western peoples instead of the most westerly of easterns that he becomes a racial anomaly extremely difficult to handle. The host never knows which side of his nature is going to turn up next."
"Необходимо отчетливо понимать, что русский вполне приятен в общении, пока он не заправил рубашку. Как азиат он обаятелен. Однако когда он настаивает на обращении с собой, как с самым восточным из европейцев, а не с самым западным из азиатов, именно тогда он превращается в расовую аномалию, с которой чрезвычайно трудно управляться. Принимающая сторона никогда не знает, какая черта его натуры выкажется в следующий момент. "
Collapse )


П.С. Вспомнила еще связи с концлагерем в Архангельской области вот что. Отрывок из записок белого офицера:
«К вечеру город был освобожден — все оставшиеся в живых каменоломщики разбежались, скрываясь по городу. Начались обыски, аресты и расстрелы, брали всех подозрительных, <.....> Три дня продолжалась эта история <....>. За это время в Керчи было уничтожено до 3000 человек, большей частью евреев. Англичане, бывшие в Керчи, целыми днями бегали со страшно довольными лицами по городу, снимая фотографическими аппаратами повешенных и расстрелянных.»
Шидловский С. Н. "Записки белого офицера".

Tanya Solovyeva на Facebook
котик

Папа


      Мы очень часто друг с другом не соглашались, ругались-ссорились. Видимо, очень похожи. И не только внешне.
Позавчера, 2 мая, папе исполнилось бы 75. Посидели с мамой - повспоминали...

      Это они с бабушкой и дедом в Петергофе. 1947 год. Только-только, впервые после войны, открыли фонтаны... Это - с братом, нашим дядей Костей, Пермь. Смешные...
Collapse )
котик

Многие


     Старые фото... Это мы вернулись из Славянского хода, на следующий день после возвращения. 3 ноября 1997 года. На общем фото даже маму и папу можно найти. И не только. Там, к примеру, и Илья Перов, нынешний отец Тарасий, и Вячеслав Викторович Сидорин. Александр Геннадьич Дьяконов так вообще выступает. Многие - и близкие, и далёкие...Collapse )
котик

Черногорцы - что такое?


     Друг прислал вот такую афишку. Замечательная сербская поговорка: "Нас и руса двести (или триста) миллиона, а без руса пола камиона". То бишь, полгрузовика. Всё так, конечно, всё так. В Сербии нас по-прежнему любят. Или - всё-таки не так, как прежде? Петарда, брошенная во вратаря сборной России в Черногории, меня в своё время шокировала. Это - черногорцы? Черногория, предлагающая себя НАТО, это - Черногория, о которой писали Пушкин и Достоевский? А вот то, что о Черногории всего лишь пятнадцать лет назад писал Виталий Маслов (сегодня, кстати, в Мурманске начались традиционные Масловские чтения):
     "Черногория. Год 1999. Служба в храме... Прислушайтесь: служба здесь - на русском... Обратитесь к первому встречному даже в самой малой деревеньке, и вас, русского, поймут, а каждый второй и ответит по-русски. Поговорки здешние "На небе - Бог, на земле - Россия", "Русские могут все" - откуда это? Откуда эта любовь ко мне, недостойному, - любовь во взгляде, в слове, в поступке?Collapse )
котик

Часовой - девушка?

    Утащил у брата эту фотографию. Серия мне знакома - про операцию "Бенедикт" (приключения британского авиакрыла в составе авиации Северного флота) немало написано, в том числе и мной, но этот снимок вижу впервые. Очень похоже, что часовой, который вызвал такой интерес у английских асов, девушка. Кто-нибудь что-то знает?
Оригинал взят у maxim_korzhov в С любовью к Северу и Мурманску
На просторах инета наткнулся на фото британских летчиков, болтающих с русским солдатиком-часовым. Датировано осенью 1941, один из ародромов под Мурманском. Не так много подобных фото того периода, поэтому решил подтянуть к себе. Интересно поразглядывать :))
Вам нет?

котик

Подарок Троцкого


    "В книжке из серии "Униформа" - "Гражданская война в России 1917-1922. Красная Армия" встретился вот этот снимок 1919 года. Инструктор пулеметной команды бригады Кочубея Близнюк. Замечательная картинка - мальчишке лет девятнадцать-двадцать, однако на рукаве - ряд нашивок за ранения. Всего их было у него 26 - сабельных! Вместо правого глаза - шрам от шашки. Смотрим дальше: бинокль - стандартный, на портупее - кортик. На левой руке - перстенек, в правой - сигара. Пацан пацаном, а за спиной уже судьба. Из Интернета узнал, что звали паренька Антон Васильевич и был он награжден Орденом Красного Знамени и почетным революционным маузером. Больше - ничего..."
     Это - из моего поста "Пулеметчик Близнюк" семилетней давности. Занятно, но сейчас можно об этом дивном персонаже узнать чуть-чуть побольше. Вот вам отрывочек из поста voencomuezd "Нашивки за ранение":Collapse )
      Ух ты, он ещё и мотоциклист был! Мотоцикл звал "Смерть гидре". Надо же, ещё один его снимок есть. Ещё заметнее, что совсем мальчишка - ножки то-о-о-ненькие:Collapse )
котик

Первый отряд


    Потрясающие, совершенно замечательные фотографии раздобыл вчера к дню города в областном архиве. Поход туда, вообще, для меня сейчас почти всегда как сказка. В субботнем выпуске "Мурманского вестника" - более подробно об этом и, разумеется, больше снимков, а пока вот этот, единственный.
     Кто на нём, в общем-то, понятно по надписи. Но кое-какие комментарии всё же необходимы. Дата, что там указана, это дата переворота, который сейчас принято называть очень мягко и осторожно - "антибелогвардейским". Он действительно не был совсем уж красным, скорее розовым. А первые отряды Красной Армии пришли в город двумя неделями позже - 3 марта 1920 года.
     Чрезвычайно интересно все эти очень не простые дела давно минувших дней описывает один из строителей "мурманки", большевик, не только очевидец, но и участник событий тех событий Степан Мазавин:Collapse )
котик

Шуморк-шуморк-шуморк


    И чего только не выдумывали наши с вами сограждане в сумасшедшие и чудесные двадцатые годы! Пожалуйте, шуморк - шумовой оркестр Шелыченского детского дома. Вологда, 1927 год. На фоне недостатка инструментов это было актуально, но не только по этой причине. Опять же - авангард! Особый, шумовой. "В Театре Пролеткульта, возглавляемом Эйзенштейном, планировали организовать два типа шумовых оркестров — комический и «отдельных отраслей производства». Подробнее, опять же, здесь - на "Арзамасе".