Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

котик

Чтобы помнили


Замечательному историку, создателю Кольского краеведения, русскому солдату, нашему Учителю Ивану Федоровичу Ушакову сегодня исполнилось бы 100 лет. Я, как многие жители нашего Севера, был его студентом, писал о нем (и в газете, и не только), не скажу, что мы дружили, но хорошо общались последние годы его жизни. Один круг, одна сфера интересов.
Есть люди, которые остаются с нами, живут и после смерти. Так и с Иваном Федоровичем произошло. Он жив не только в моей памяти, но и в моих "Мурманцах", в "Городе между морем и небом", заключительной части трилогии. Действие там происходит в 1962-м году, главный герой - студент мурманского пединститута. А лекции у него читает профессор Кушаков. Это не документ (потому и фамилия другая!), конечно, но - миф, очень близкий к реальности. Почитайте.

Чтобы помнили

Отрывок из романа "Город между морем и небом"

- Документы юридического характера – завещания и другие – с точки зрения литературы, зачастую, малоинтересны. Их писали устоявшимися, известными формулами. В общем, в нашем сегодняшнем понимании, сплошные штампы – какая уж там литература, с ее страстями и пиршеством русского Слова… Однако случались и исключения.

Человек в черном костюме, плотно облегающем его угловатую, ломаную фигуру, не просто стоял у кафедры, но – тяжело опирался на нее, словно не было у него опоры надежнее.Collapse )

котик

Тепло человечье


ТЕПЛО ЧЕЛОВЕЧЬЕ
(1997)


***
...Я сплю и мне снится большая зима,
И печи затоплены в доме,
И страшно горящую свечку сжимать
В прозрачной и теплой ладони.

Очнусь и окажется: я один,
Холодный пол да свечи мерцанье,
Да зябкое зарево мерзлых витрин,
Да ветра февральского злое дыханье.

ИЗ ДЕТСТВА
Брату Максиму
Мы убегали в дождь грибной
Лечить разбитые коленки
В прохладе влаги дождевой,
В траве, от чистых рос тяжелой,
А след от раны ножевой
Казался выдумкой и шуткой,
И всякая печаль минутной,
И всякая вода живой,
В прохладе влаги дождевой,
В траве, от чистых рос тяжелой...

***
Город ночью злей и проще,
Да и я в его горсти -
Пешеход с котомкой тощей
И трудны мои пути.

Тени, тени, тени, тени
От ночных костров
Да угрюмые тоннели
Проходных дворов.

ВОЛОГДА
Мне, наверное, Вологда вспомнится:
Мост понтонный над сонной рекой
И высокие звонницы
Над студеной водой.Collapse )
Вторая моя книжечка. Нашёл недавно записи тех лет с указанием точных дат написания почти всех стихотворений, что вошли потом в "Тепло человечье". За книжку, в целом, не стыдно. Хотя помню хорошо, как меня за неё ребята на семинаре в Литинституте изрядно пощипали. "Тоска-треска" - и так далее.
котик

Печатай, молодость, свой шаг!


Владимир Васильевич СОРОКАЖЕРДЬЕВ (1946, Киров)
Поэт, краевед. Выпускник Литературного института имени Горького (семинар Александра Коваленкова, 1970). Работал шофером, корреспондентом, проводником почтового вагона, ученым секретарем Мурманского отдела Географического общества СССР. Участник VI Всесоюзного совещания молодых писателей. Лауреат премии имени Николая Блинова (2005), администрации Мурманской области (1995), губернатора Мурманской области (2007). Книги стихов: "Нечетные числа" (М., 1975), "День-ночь" (1978), "Любо-дорого"(1985), "Сорок стихотворений" (2002), «Далеко – близко ли» (2004) и другие.

БЕЛОЕ МОРЕ
Море Белое,
море Белое
привалилось к материку,
словно яблоко переспелое
с алым пятнышком на боку.
С алым пятнышком –
поздним солнышком,
тронешь чуть –
и сорвется вниз.
Тишь да гладь.
И вдали – суденышко,
как прилипший
к яблоку
лист.

НА КЛАДБИЩЕ
Батон. Бутылка "Солнцедара".
На завтрак больше ничего.
Лопата и веревок пара –
нехитрый инструмент его.Collapse )
     Ещё одна главочка из антологии, которую я чуть дополнил - одним стихотворением, но оно стоит многих. Васильич прекрасен. И не такой уж он "тихий" этот завзятый тихий лирик.
котик

С Черчиллем за пазухой

 "...Еще до того, как черная птица с крестами на крыльях вывернулась из облаков, отчетливо проявилась на пасмурно-серой бумаге неба на борту «Синевы» зазвучали короткие и упругие слова команд:
– Слева по борту – самолет противника! Право на борт!
    Поворот! И основная часть сброшенных бомб легла чуть в стороне – разорвала катящуюся на борт волну, на краткий срок вздыбила море вокруг корабля. Но поворот их не спас – в корме что-то треснуло, повалил густой, едкий дым.
    Самолет, отбомбившись, прошел над ними совсем низко – так близко, что были видны кресты на железных крыльях. Удовлетворенный атакой, возвращаться и добивать поврежденный траулер он не стал – ушел обратно в облака…"
 Первые картиночки нового издания "Мурманцев" (автор - Вероника Балакирева), подготовка которого полным ходом идет в издательстве "Дроздов-на-Мурмане". Первая - к первой главе второй части. Следующая - к пятой той же книги, "Остался один хвост...", на рисунке, естественно, Пашка Городошников с Черчиллем за пазухой:Collapse )
    По-моему, неплохо. Да и текст - не хуже:).
котик

Душа отмякает: не погибла Россия!


       "Самого нашего предводителя Маслова я знал давно, хотя и встречались мы редко. Сперва заочно, когда в «Севере» проходил его роман, «остановленный» в Мурманске. Маслов тогда только что слез, как кажется, с атомного ледокола, на коем проплавал двадцать с чем-то лет (опять же, если не путаю), сделал два переливания крови, но был полон сил и той энергии действования, которую Лев Гумилев окрестил пассионарностью. Он устраивал музей крестьянской истории в родимом мезенском селе, еще что-то устраивал, руководил писательской организацией, а меж тем росли сыновья, подрастала дочь, Саша. Сак он плотнел. толстел, все более приобретал вид этакого славянского патриарха, в недавнем прошлом и бороду уже отрастил - абсолютно необходимую со всех точек зрения.
       Редко встречаясь с Виталием Семенычем, я не усмотрел, когда и как именно он пришел к идее славянского единства.Collapse )
       А-а-а! Какой текст! Даже странно, что это - про нас. Дмитрий Михайлович Балашов (на снимке, который открывает пост, он к нам спиной, в черной боярке и в бекеше), повесть "Любовь". Вот ещё отрывочек - специально под снимок, сделанный, кстати, на Косовом поле:
       "...Мы тоже стали со своим Самарским знаменем, повторением Самарского знамени, под которым наши в 1878 году освобождали Болгарию от турок. Знамя вышивали школьницы Дины Николаевны. Моряки Северного флота доставали золотой позумент. И когда наши «мальчики», два Дмитрия, выносят и развертывают знамя, получается очень торжественно, и мы уже, под знаменем-то, не какая-то кучка интеллигентов, вполне необязательная в большой толпе, а организованная сила, со своим лицом. Как по-новому зазвучали все старые и, казалось, позабытые истины в этом нашем походе! Вот хотя бы эта - значение знамени! Со знаменем мы уже не просто так, а вот именно Славянский ход..."
котик

Незатухающая память


"Исполнилось 80 лет со дня рождения Станислава Дащинского, первого главного редактора нашей газеты
        В эти дни в областной научной библиотеке и краеведческом музее открылись выставки, посвященные жизни и творчеству видного заполярного журналиста и краеведа Станислава Наумовича Дащинского.
      Он родился 23 апреля 1938 года в Белоруссии, в деревне Волковщине Могилевский области. После окончания ремесленного училища 18-летний белорусский паренек приехал на Кольский полуостров, который стал для второй родиной.
      Работал каменщиком на строительстве обогатительной фабрике в Оленегорске, там же приобщился к журналистике и вскоре был принят литературным сотрудником в газету «Мончегорский рабочий». После трех лет срочной армейской службы вернулся на Север. Работал в районной газете «Ловозерская правда», где прошел все ступени вплоть до редакторской, затем возглавлял творческие коллективы газет «Шахтер Арктики» на Шпицбергене и «Заполярный труд» в Коле.
Collapse )

       Не могу сказать, что хорошо знал Станислава Наумовича. Да, работали вместе (на снимке мы с ним и замредактора Викой Денисовой в начале 2000-х), но не долго. Прекрасный был человек. Труженик великий. Очень порядочный. Очень деликатный. Вспоминаю его с неизменной теплотой. А его "Дом бабки Захарьихи" - поразительный, кричащий (несмотря на сдержанность, внешнее спокойствие авторского текста) документ - обвинение фашистским оккупантам родной для Дащинского Белоруссии.
котик

Если по правде


        Одна из причин успеха, помимо прочной сценарной основы (те самые «три секунды» олимпийского Мюнхена-72 стали для нее лишь отправной точкой), - прекрасные актеры. Хороши и Владимир Машков, сыгравший главного тренера сборной СССР, и звездная троица спортивных чиновников всех рангов - Андрей Смоляков, Марат Башаров и Сергей Гармаш. Особенно выделил бы Башарова. Замечательный негодяй у него получился, редкостный!
     Не подвела и молодежь: ребята и сыграли прилично и, в основном, похожи на тех, чьи роли довелось исполнять. Исключение разве что Кузьма Сапрыкин — ну никак не тянет этот пухлый мальчик из песочницы на Ивана Едешко. Тот был в ту пору сухим, поджарым, резким, да и лет автору того самого, решившего дело, исторического паса через всю площадку было уже порядком — 27. А тут — не мастерюга, которому сам черт не брат, а сырковая масса какая-то.

      В целом, повторюсь, кино хорошее. Но... Если по правдеCollapse )
     Всё ж таки написал я о "Движении вверх". Полный текст в четверг, а пока - фрагмент. И еще несколько фото - из тех, что сделал Юрий Рост в раздевалке после того матча. Наши тогда ждали решения судей, не зная, утвердят - не утвердят победный для нас результат...
Александр Белов

Жармухамедов и ВольновCollapse )
котик

Пули пели над нами...


Николай Туроверов
ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

        Вы помните эти ноябрьские дни в Новочеркасске? Это были замечательные дни: Корнилов формировал Добровольческую армию, Каледин взывал к казачеству. Но казаки, вернувшись с фронта, были глухи к призыву своего атамана - война им надоела, - и мы - юнкера, кадеты, гимназисты, разоружив пехотную бригаду в Хотунке под Новочеркасском, пошли брать восставший Ростов.
Кто-то из писателей, кажется Бунин, уверял, что каждый человек имеет в своей юности одну необыкновенную весну, которую он помнит потом всю свою жизнь. Такой весны у меня не было, но вот эту зиму, очень снежную и метельную, эти дни великолепного переполоха, когда все летело к черту, и не успевшим попасть на фронт, было разрешено стрелять и совершать подвиги у себя дома, это неповторимое время атамана Каледина я запомнил твердо и навсегда.
      И теперь, через двадцать лет, у меня еще захватывает дух, как на качелях, даже от этого дрянного парижского намека на зиму, от этого тумана, - кажется: вот сейчас пойдет снег, исчезнет город, бахнет орудие и надо будет идти в белую муть, загоняя на ходу в винтовку обойму.
      Итак, мы ехали брать Ростов. Я был взводным портупей-юнкером, и со своим взводом должен был нагнать сотню, которая уже ушла под Ростов.
      Мы сидели на вокзале и ждали. Паровоз с одним вагоном должен был везти нас в полночь. Пассажирские поезда не ходили; вокзал был пуст; но около голой буфетной стойки стоял с салфеткой известный всему городу старик лакей - ему некуда было уходить. Юнкера спали на сдвинутых стульях; я дремал, облокотясь на стол. Меня разбудил толчок в плечо, Я вскочил.
       Передо мной стоял в короткой меховой кожаной куртке (такие куртки надели тогда все партизаны) и простой солдатской папахе худощавый, невысокий мальчик, с поразительным цветом лица и темными черкесскими глазами.
     - Слушайте, юнкер (по голосу я сразу узнал девушку), - возьмите меня с собой. - Торопясь и волнуясь, она рассказала, что звать ее Кира, что она институтка, но что теперь не время учиться. Она хочет воевать. Запретить ей это никто не может: мать ее где-то далеко в станице, а отец убит на войне. Не с нами, так она сама пойдет под Ростов, вот только бы ей раздобыть винтовку.
     - Я стреляла дома из дробовика. И очень хорошо. Впрочем, я не навязываюсь, - закончила она сердито.
      Вы понимаете это время? Мог ли я, полный жажды необычайных приключений, ответить чем-нибудь другим, кроме согласия?
      Щелкнул шпорами, представился и попросил Киру, во избежание болтовни среди юнкеров, считать меня своим кузеном. Брать добровольцев из знакомых нам, юнкерам, разрешалось.
     Через час паровоз, неистово свистя и разбрасывая искры, нес нас к Ростову. Двери товарного вагона были открыты, черный ветер летел мимо, и мы пели песни. А уже на рассвете я лежал на мерзлой пахоте и стрелял из винтовки по мглистой серой громаде города. Кира лежала рядом. Я ей достал карабин; он здорово отдавал, у нее, наверное, ломило плечо, но на мой вопрос она сердито ответила:
- Не выдумывайте ерунды; это, наверное, у вас нежные плечи.
      Редко позади нас стреляло наше орудие, и снаряд, шепеляво свистя, ухал, разрываясь где-то далеко впереди.
Ростов отвечал нам двумя-тремя пулеметами; пули пели над нами.Collapse )

Прекрасный рассказ Николая Туроверова, это лишь отрывок, полностью можно вот здесь прочитать - "Первая любовь". Вещь, которая выдает в авторе опытного, зрелого мастера. Однако проза Туроверова помимо таких вот, разовых, произведений, нам, по сути, неизвестна. Или попросту недоступна? Загадка.
А на фото перед эвакуацией из Крыма, сделанном 4 октября 1920 сидят: штабс-капитан Дроздовской арт. бригады Бородаевский Александр Митрофанович, подпоручик Н.Заборская. Стоят: подпоручик Зинаида Готгард, Бородаевский Михаил. Лежит вольноопределяющийся Валентина Лозовская.
котик

У неё синие глаза и алый рот...


     На выходных наткнулся на одном из каналов на фильм "Красная площадь" в полной мере пропагандистский, конечно, про первые дни Красной армии - РККА, но... Как достойно снято. И правдиво! Какой там офицер! Шалевич его играет. А комиссара - целый Любшин. Ну и любовь, конечно, - Валентина Малявина. И песенка про маленького зуава, из которой первый беспощадный пролетарский полк по указанию доблестного поручика соорудил строевую...
котик

Кто знает щучье слово...

                                   Арсений Тарковский
***
Мы шли босые, злые,
И, как под снег ракита,
Ложилась мать Россия
Под конские копыта.

Стояли мы у стенки,
Где холодом тянуло,
Выкатывая зенки,
Смотрели прямо в дуло.

Кто знает щучье слово,
Чтоб из земли солдата,
Не подымали снова
Убитого когда-то?
1958
        В субботу в "научке" будем говорить об Арсении Тарковском. Начало в 15 часов. Жду всех!