Category: животные

котик

Даешь Лито на "Нерпе"!


Замечательное общение на "Нерпе". Завод отличный, очень хорошие люди, прекрасная организация, за что отдельное спасибо Ирине Анзулатовой. С директором, Аркадием Алексеевичем Оганяном, мы хорошо пообщались. А на выступлении ведь целый концерт устроили из моих стихов разных лет! Давно такого не видел и не слышал. Совсем прозаиком стал, почти забыл о своём поэтическом прошлом...
котик

Я закукован до бессмертия


* * *
Дождем намытое безветрие.
Стволов неудержимый взлет.
Я закукован до бессмертия,
А что поделаешь — везет.

Все в жизни правильно и здорово.
И Солнце над березняком,
Где все тропинки, будто в сговоре,
Приводят к счастью прямиком.

Промокли кеды в теплых лужицах.
Спешу к бабуле на блины…
Не зная ничего об ужасах,
Вчера начавшейся войны.

* * *
Залихватская девочка, ты выкидным язычком
Вытворяешь такое, куда там другим, с перочинным.Collapse )
       Прекрасный Игорь Лазунин, знакомству с которым очень рад. Эх, жаль, чуть-чуть не доехали до Североморска. Ну, даст Бог, не в последний раз.
котик

По радости и страху

wf_1_765
      Вычитал у Басинского, что Толстой был отличным конькобежцем. Я как-то прежде этого не знал. С другой стороны - как могло быть иначе? Это потрясающая сцена Лёвина и Кити на катке! Как принимают его на катке - как лучшего. Двоюродный брат Кити вовсе называет Константина Дмитрича первым русским конькобежцем. А Лёвин ведь это Толстой. Как здорово было перечитать. Послушайте - небольшой фрагментик:
    "В четыре часа, чувствуя свое бьющееся сердце, Лёвин слез с извозчика у Зоологического сада и пошел дорожкой к горам и катку, наверное зная, что найдет ее там, потому что видел карету Щербацких у подъезда.
      Был ясный морозный день. У подъезда рядами стояли кареты, сани, ваньки, жандармы. Чистый народ, блестя на ярком солнце шляпами, кишел у входа и по расчищенным дорожкам, между русскими домиками с резными князьками; старые кудрявые березы сада, обвисшие всеми ветвями от снега, казалось, были разубраны в новые торжественные ризы.
     Он шел по дорожке к катку и говорил себе: "Надо не волноваться, надо успокоиться. О чем ты? Чего ты? Молчи, глупое", -- обращался он к своему сердцу. И чем больше он старался себя успокоить, тем все хуже захватывало ему дыхание. Знакомый встретился и окликнул его, но Лёвин даже не узнал, кто это был. Он подошел к горам, на которых гремели цепи спускаемых и поднимаемых салазок, грохотали катившиеся салазки и звучали веселые голоса. Он прошел еще несколько шагов, и пред ним открылся каток, и тотчас же среди всех катавшихся он узнал ее.
     Он узнал, что она тут, по радости и страху, охватившим его сердце...
Collapse )
котик

Кошачья рота

_DSC5603
      Ух, какие коты у нас рядом с редакцией живут, залюбуешься! Вот этот живоглот на снимке даже украсил нашу первую полосу в прошедшую субботу. Оказывается, хлопцы эти усатые-полосатые не просто в подвальчике местном обретаются, а - службу несут: зачищают пространство от всяческих мышекрысов! Подробности - в чудесном репортажике с места событий Ани Вихровой "В караул идет кошачья рота".
     Ну а тему, конечно, нашел Лев Геннадьич Федосеев. Впрочем, это видно без очков. Вот вам еще котик из той же славной роты - порадуйтесь:Collapse )
котик

Котик за решёткой

_DSC4146
    Котик из колонии строгого режима. С медалью!
    Материал Татьяны Брицкой и Льва Федосеева - о том, как живётся хвостатым и четвероногим за решёткой читайте в субботнем выпуске "Мурманского вестника".
котик

Матроскин из Междуречья

_DSC0610
     "Рыжий котяра, раздобревший в телятнике на теплом молочке, ведет себя здесь по-хозяйски. Время от времени его осаживают - шугают от ведер, которые принесены, собственно говоря, чтобы выпаивать телят. Кот, конечно, считает иначе и особого внимания на воспитательные окрики не обращает. Понимает: так положено - посторонние люди появились, то да се..."
     Это - отрывочек из материала, который мы сегодня напечатали - о буренках из Междуречья и Матроскине, что живет в телятнике. Материал-то ладно, но снимки - беспримерно хороши. Что тут скажешь. Федосеев есть Федосеев...Collapse )
котик

Мартовские кошки


     Вспомнили с crowdion Аркадия Кутилова - замечательного поэта, сибиряка. Вот вам одна вещица кутиловская, хоть и не март уже, но у нас, если по погоде, а не по календарю судить, как раз он самый.
МАРТОВСКИЕ КОШКИ
Сказали: мать! - ее не трогало.
Сказали: мат - пустейший звук.
Сказали: март! - и кошка вздрогнула!
И мышку выпустила вдруг...

Благополучие - на клочья!
Не надо ласки и мышей.
Она по флейте водосточной
взлетает нА семь этажей...

Распущен хвост в любовной неге,
а был, как прутик, до сих пор...
И на восьмом чердачном небе
ее встречает нежный хор.
Collapse )
котик

Румянцевские котики


Ну, наконец-то! Даже грузится всё. Хотя и с трудом, но грузится.
Котики Владимира Румянцева. Давно мечтал их поместить у себя, да всё демоны околожжшные мешали. Замечательный, по-моему, художник Румянцев. А его коты - это целая вселенная. Каждый - на особинку, те ещё хлопцы.
Тот, которым пост открывается, похоже, задира и превеликий охальник. А вот этот - романтик, мечтатель. Но не без лукавинки едва заметной:Collapse )
котик

Одесский сукин кот


     Во всех своих поездках люблю наблюдать за всякой живностью вокруг. Особенно за котами, даже писал о них в этом контексте несколько раз. С фотографиями, разумеется. Есть, конечно, те ещё котяры. Любо-дорого смотреть. Несколько таких экземпляров достал мой фотоглаз и в последнем путешествии.
    Вот вам - красавчик какой одесский. Наблюдал нас с превеликим любопытством, отчетливо осознавая полную собственную недосягаемость. Прям в глаза смотрел, засранец. Настоящий сукин кот:Collapse )
котик

Мучимый кошками Бенкендорф

Из письма Николая Павловича императрице от 13-14 июня 1840 года:
13-е: Работал и читал всего "Героя.. который хорошо написан. 14-е: Работал и продолжал читать сочинение Лермонтова; я нахожу том второй менее удачным, чем первый. Погода стала великолепной и могли обедать на верхней палубе. Бенкендорф ужасно боится кошек и мы с Орловым мучим его - у нас на борту есть одна. После обеда -
главное наше времяпровождение..."
Вот так-то, други мои, всесильного шефа жандармов - "мучили кошками". Учитесь! Бенкендорфу можно только посочувствовать.