Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

котик

"Восьминка". Часть 2

ВОСЬМИНКА
(Окончание. Начало смотрите здесь: https://dmitry-korzhov.livejournal.com/660933.html)

     Выбросили детишки злополучную пачку и никому, конечно, ни слова не сказали про тот грех, на который готова была пойти бабка Сусанна.
      А через день, в пятницу, соседки, удивленные, что бабка не явилась первую после распуты конную почту встретить, забежали навестить и помогли переодеться.
     С тех пор, третий месяц, лежит вот так Сусанна. И уже ничего, кажется, ей не надо: ни хлеба, которого давным-давно нету, ни картошки, перемешанной с кожурой, которую подносят старательные, сами испитые до синевы маленькие постояльцы. Про чай она не говорит больше, не вспоминает. Молча лежит. А в забытьи видит то большую круглую коробку с розовым длинноволосым китайцем на боку, то обычную пачку-осьмушку, при виде которой вздрагивает и снова — надолго или ненадолго — приходит в себя. И молит бога, чтобы во сне ей родной сын явился. Напоследок... Но сын родной не приходит. Даже во сне. Лишь однажды увидела — и то вдалеке: бежит он с угора домой — штаны до колен закатаны, весла на плече. А подбежал ближе, оказалось — это муж молодой, каким на Моржовец уходил... И так ей стало и во сне досадно от этого, и, проснувшись, попеняла на себя и расстроилась: как же это своему родному Карушку да не обрадовалась?..Collapse )
котик

Два лица


       Насколько всё-таки очевидна, насколько наглядна разница. Даже не надо объяснять, кто из них поэт...
       Чувствую, поторопился я с восторгом насчет "Таинственной страсти". Спад очевидный в последних двух сериях. Как я и боялся, скорость сползания в "кровавую гэбню" возрастает. Плюс множество откровенных пошлостей, от которых тошно становится.
       Нет, ну ребята эти могли быть и глупцами, и отчаянными выпивохами, и бабниками, порой и полными идиотами могли быть (Ваксон такой и есть - все последние серии), но никогда не были пошляками. Поэзия, в сущности, сама по себе - война против пошлости. А тут на пляже, при всех, Евтушенко читает только что написанные стихи о любви, героиня которых возлежит рядом с ним, а рядом вся остальная компания в столь же непринужденных позах. И все это - через шутки-прибаутки, сквозь гогот... Куда уж пошлее? А стоны Роберта Эра из-за только что полученной квартиры на Кутузовском? А привод в милицию из-за того, что ребята прогуливались в Коктебеле в шортах? А сцена с Фиделем? Про Кубу-то положим, всё неправда. Евтушенко ездил туда писать сценарий, а затем вместе с Калатозовым и Урусевским снимать фильм "Я - Куба!", а не стихи писать.
      В общем, невольно вспомнишь Станиславского...
котик

Впервые попал в тюрьму


     Всю жизнь прожил в местах, где вокруг множество зон и лагерей, тюрем и прочих невеселых мест, а вот внутрь попал только совсем недавно - вместе со Светой Солдатовой и "Северным характером" привозили ребятам на "Угольки" польский фильм "Три дня свободы" про тамошние тюремные дела. Я им попутно и про "Мурманцев" рассказал, конечно.
После показа подошёл паренекCollapse )
котик

Как через Дон по мартовскому ноздреватому льду...


    Начал перечитывать "Тихий Дон". Что тут скажешь... Абсолютно гениальный текст. Великая книга. Без преувеличения. Трудно поверить, что это написано двадцатилетним человеком. Впрочем, Бог живёт, где хочет...
"...Аксинья привязалась к мужу после рождения ребенка, но не было у нее к
нему чувства, была горькая бабья жалость да привычка. Ребенок умер, не
дожив до года. Старая развернулась жизнь. И когда Мелехов Гришка,
заигрывая, стал Аксинье поперек пути, с ужасом увидела она, что ее тянет к
черному ласковому парню. Он упорно преследовал ее своей настойчивой и
ждущей любовью. И это-то упорство и было страшно Аксинье.
Collapse )
котик

Мама - это навсегда

Мама, мама, обещаю,
Если из дому уйду,
Не калечить белых чаек,
Не бродить босым по льду,
И не пить сырой водицы,
И не ночевать в стогу,
И хоть изредка молиться,
Если чаще не смогу...
   Вот это я написал очень давно, в двадцать лет. Довольно типичная штука. Я, конечно, не про стихи, а про наши взаимоотношения с мамами. Мы же все время им что-то обещаем! А выполняем не всегда. Какими бы ни были, и безнадежно взрослыми, и еще не вполне, как тот же ребятенок на нашем снимке. Далеко не всегда. А они нам (и в нас!) верят. Какими бы порой неправильными мы ни были...Collapse )
котик

Дети Плейбоя и Корана

suleynov_olzhas_4
      Отыскал стихотворение Вознесенского - о той их "звездной" - общей со "звездами волейбола и экрана" аварии. Неплохое, этакая смесь отчаянья и драйва... Заинтересовало, а кто ж эта волейбольная звезда? Лаврова - понятно, а вот четвертый персонаж? Впрочем, дело происходило в Алма-Ате. АДК местный в ту пору был очень силён... В общем, какая-нибудь Нина Смолеева, спортсменка, комсомолка и просто красавица. Однако и Олжас в ту пору, если судить по фото, которое открывает пост, был очень даже ничего себе...
2 секунды 20 июня 1970 года в замедленном дубле
Посвящается АТЕ -37-70, автомашине Олжаса Сулейменова
1.
Олжас, сотрясенье – семечки!
Олжас, сотрясенье – семечки,
но сплёвываешь себе в лицо,
когда 37–70
летит через колесо!
(30 метров полета
и пара переворотов.)

Как: «100» при мгновенье запуска,
сто километров запросто,
Азия у руля.
Как шпоры, вонзились запонки
в красные рукава!

2.
Кто: дети Плейбоя и Корана,
звезда волейбола и экрана,
печальнейшая из звезд.
Тараним!
Collapse )
котик

"Где друзья собрались, словно волки..."

al_book_65913_1
     Заговорили вчера с ребятами на ЛИТО о Станиславе Куняеве - почитал им то, что помню наизусть: "Непонятно, как можно покинуть...", "Если жизнь начать сначала...", "Поморский черный крест". Рассказал про любимую кожиновскую антологию "Страницы современной лирики". А сегодня глянул, что есть в Инете, и наткнулся на некоторые стихи, которые прежде не читал... И ведь хорошие! Вот вам навскидку несколько - из шестидесятых. Некоторые достаточно известны, а вот про робкого мальчика и церковь около обкома стали открытием, про замкнутый круг, "где друзья собрались, словно волки", очень хорошо:
* * *
Робкий мальчик с пушком на щеках
декламировал стихотворенья,
жадно слушал мои наставленья
о прекрасных и чистых словах.
Что-то я говорю все не то.
Огорошить бы правдой младенца,
не жалея открытого сердца,
чтобы знал, что почем и за что.Collapse )
котик

Жестокая юность

Николай Туроверов
* * *
Не выдаст моя кобылица,
Не лопнет подпруга седла.
Дымится в Задоньи, курится
Седая февральская мгла.
Встаёт за могилой могила,
Темнеет калмыцкая твердь,
И где-то правее - Корнилов,
В метелях идущий на смерть.
Запомним, запомним до гроба
Жестокую юность свою,
Дымящийся гребень сугроба,
Победу и гибель в бою,
Тоску безысходного гона,
Тревоги в морозных ночах,
Да блеск тускловатый погона
На хрупких, на детских плечах.
Мы отдали всё, что имели,
Тебе, восемнадцатый год,
Твоей азиатской метели
Степной - за Россию - поход…
       Замечательный, обожаемый мной Николай Туроверов. Может быть, лучший казачий поэт. Читать у него можно далеко не всё, очень он неровный. Но отдельные вещи - чистое золото, подлинные жемчужины. В первую очередь, конечно, те, что касаются гражданской - там нерв, живой, дымящийся кусок безусловной реальности. Подобные вещи - "Уходили мы из Крыма...", "Мороз крепчал..." и некоторые другие - у Туроверова наполнены воздухом того, трагического для России времени, сотканы из деталей и сутаций, выдумать, подделать которые невозможно.
      Потрясающая судьба! Казак, в мясорубку сначала Первой мировой, а потом и гражданской попал в восемнадцать. Служил в отряде легендарного Василия Михайловича Чернецова. Снимок, видимо, тому времени принадлежит. Вот уж - впрямь "блеск тускловатый погона На хрупких, на детских плечах", какие-то гимназисты рядом с которыми Туроверов - он в центре - выглядит матерым рубакой:Collapse )
котик

Пишешь в рифму - это трагедия


     Брат напомнил о Боре Рыжем. Я тут начал смотреть, вспоминать стихи и наткнулся на эту программу, видимо, одного из свердловских телеканалов. Довольно дурацкий закадровый текст, но интереснейшее интервью и прогулки с Рыжим по улицам Вторчермета, знаменитого родного Вторчика.
     Особая ценность фильма - в том, что он снят еще при жизни Бориса. Очень просто и буднично, без традиционного для нынешних ТВ-разговоров о Рыжем придыхания...
     А Дом пионеров наш, оказывается, сгинул.
    Эх, свердловское детство...
                                                                                                                                   Борис Рыжий
***
Я на крыше паровоза ехал в город Уфалей
и обеими руками обнимал моих друзей —
Водяного с Черепахой, щуря детские глаза.
Над ушами и носами пролетали небеса.
Можно лечь на синий воздух и почти что полететь,
на бескрайние просторы влажным взором посмотреть:
лес налево, луг направо, лесовозы, трактора.
Вот бродяги-работяги поправляются с утра.
Вот с корзинами маячат бабки, дети — грибники.
Моют хмурые ребята мотоциклы у реки.
Можно лечь на теплый ветер и подумать-полежать:
может, правда нам отсюда никуда не уезжать?
А иначе даром, что ли, желторотый дуралей —
я на крыше паровоза ехал в город Уфалей!
И на каждом на вагоне, волей вольною пьяна,
«Приму» ехала курила вся свердловская шпана.