Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

котик

О необходимости лишнего

Уже писал об асановском «Ключе без права передачи». Я там нежданно зацепился за фразу, сказанную мимоходом, внешне – отдельную, несколько отстраненную от событий этого, уже такого далекого от нас – сегодняшних, кино. Молодая учительница называет тему, над которой ее выпускникам-десятиклассникам нужно подумать-поразмыслить к следующему факультативу: «А еще поговорим о необходимости лишнего…».
Кто-то из ребят в том кино тут же откликнулся: «И, уж конечно, не о дачах и машинах!». Как показалось, очень характерная оговорка, в духе времени. И фильм – и взрослые, и дети в нем – из семидесятых-начала восьмидесятых. Из мира, в котором, безусловно, первичной была материя, а не сознание. Но это – на уровне обыденного для тех лет диалектического материализма, уровне философском. А вот на уровне бытовом, житейском с «материей» - вещами, продуктами, всяческим имуществом движимым и недвижимым, дело обстояло очень непросто. Зачастую их просто не было. Или – было, но не вдосталь. Что уж тут о «лишнем» размышлять? Надо сказать, и самим обществом, системой советской разговоры о тряпках-шмотках, скажем мягко, не поощрялись. В идеале быт «строителей коммунизма» был чужд материальных утех.
Сейчас – иное… Ребятки и взрослые эпохи застоя, о которых нам так талантливо и точно рассказала в том старом фильме Динара Асанова, не жили в товарно-денежном капкане современной России. Лишнее – только машины и дачи? А если – пять машин, да яхта – и не в Перелыгино-на-Клязьме, а во Флориде? Дача, может, и одна, но вопрос – в Монако или на Канарах? Или, как у Лужкова, в австрийских Альпах. А книги, стихи, чувства, переживания наши ребяческие и великовозрастные – это, конечно, лишнее. Причем, замечу, и для тех, кто, пусть без кепки, но в австрийских Альпах, и для тех, у кого не то, что дачи, и дома-то нет, о куске хлеба и не говорю… Сейчас подумалось: все-таки, несмотря на кромешный дефицит и прочие напасти, в последние советские годы рассуждать о «лишнем» в духовном, а не в машинно-дачном смысле, как-то проще – тех самых голодных, которым, если вспомнить Шаламова, бесполезно говорить о культуре, было намного меньше.