Category: армия

котик

Солдат, и сын, и внук солдата


***
Оглядываюсь с гордостью назад:
прекрасно родовое древо наше!
Кто прадед мой? - Солдат и землепашец.
Кто дед мой? - Землепашец и солдат.
Солдат и землепашец мой отец.
И сам я был солдатом, наконец.Collapse )

Ух, какой он был, Сергей Викулов, капитан-артиллерист, кавалер двух орденов Красной Звезды, после войны. Хорошие стихи, хотя я бы, пожалуй, последней строфой пожертвовал. Сдается мне, концовка раньше.
котик

Пули пели над нами...


Николай Туроверов
ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

        Вы помните эти ноябрьские дни в Новочеркасске? Это были замечательные дни: Корнилов формировал Добровольческую армию, Каледин взывал к казачеству. Но казаки, вернувшись с фронта, были глухи к призыву своего атамана - война им надоела, - и мы - юнкера, кадеты, гимназисты, разоружив пехотную бригаду в Хотунке под Новочеркасском, пошли брать восставший Ростов.
Кто-то из писателей, кажется Бунин, уверял, что каждый человек имеет в своей юности одну необыкновенную весну, которую он помнит потом всю свою жизнь. Такой весны у меня не было, но вот эту зиму, очень снежную и метельную, эти дни великолепного переполоха, когда все летело к черту, и не успевшим попасть на фронт, было разрешено стрелять и совершать подвиги у себя дома, это неповторимое время атамана Каледина я запомнил твердо и навсегда.
      И теперь, через двадцать лет, у меня еще захватывает дух, как на качелях, даже от этого дрянного парижского намека на зиму, от этого тумана, - кажется: вот сейчас пойдет снег, исчезнет город, бахнет орудие и надо будет идти в белую муть, загоняя на ходу в винтовку обойму.
      Итак, мы ехали брать Ростов. Я был взводным портупей-юнкером, и со своим взводом должен был нагнать сотню, которая уже ушла под Ростов.
      Мы сидели на вокзале и ждали. Паровоз с одним вагоном должен был везти нас в полночь. Пассажирские поезда не ходили; вокзал был пуст; но около голой буфетной стойки стоял с салфеткой известный всему городу старик лакей - ему некуда было уходить. Юнкера спали на сдвинутых стульях; я дремал, облокотясь на стол. Меня разбудил толчок в плечо, Я вскочил.
       Передо мной стоял в короткой меховой кожаной куртке (такие куртки надели тогда все партизаны) и простой солдатской папахе худощавый, невысокий мальчик, с поразительным цветом лица и темными черкесскими глазами.
     - Слушайте, юнкер (по голосу я сразу узнал девушку), - возьмите меня с собой. - Торопясь и волнуясь, она рассказала, что звать ее Кира, что она институтка, но что теперь не время учиться. Она хочет воевать. Запретить ей это никто не может: мать ее где-то далеко в станице, а отец убит на войне. Не с нами, так она сама пойдет под Ростов, вот только бы ей раздобыть винтовку.
     - Я стреляла дома из дробовика. И очень хорошо. Впрочем, я не навязываюсь, - закончила она сердито.
      Вы понимаете это время? Мог ли я, полный жажды необычайных приключений, ответить чем-нибудь другим, кроме согласия?
      Щелкнул шпорами, представился и попросил Киру, во избежание болтовни среди юнкеров, считать меня своим кузеном. Брать добровольцев из знакомых нам, юнкерам, разрешалось.
     Через час паровоз, неистово свистя и разбрасывая искры, нес нас к Ростову. Двери товарного вагона были открыты, черный ветер летел мимо, и мы пели песни. А уже на рассвете я лежал на мерзлой пахоте и стрелял из винтовки по мглистой серой громаде города. Кира лежала рядом. Я ей достал карабин; он здорово отдавал, у нее, наверное, ломило плечо, но на мой вопрос она сердито ответила:
- Не выдумывайте ерунды; это, наверное, у вас нежные плечи.
      Редко позади нас стреляло наше орудие, и снаряд, шепеляво свистя, ухал, разрываясь где-то далеко впереди.
Ростов отвечал нам двумя-тремя пулеметами; пули пели над нами.Collapse )

Прекрасный рассказ Николая Туроверова, это лишь отрывок, полностью можно вот здесь прочитать - "Первая любовь". Вещь, которая выдает в авторе опытного, зрелого мастера. Однако проза Туроверова помимо таких вот, разовых, произведений, нам, по сути, неизвестна. Или попросту недоступна? Загадка.
А на фото перед эвакуацией из Крыма, сделанном 4 октября 1920 сидят: штабс-капитан Дроздовской арт. бригады Бородаевский Александр Митрофанович, подпоручик Н.Заборская. Стоят: подпоручик Зинаида Готгард, Бородаевский Михаил. Лежит вольноопределяющийся Валентина Лозовская.
котик

У неё синие глаза и алый рот...


     На выходных наткнулся на одном из каналов на фильм "Красная площадь" в полной мере пропагандистский, конечно, про первые дни Красной армии - РККА, но... Как достойно снято. И правдиво! Какой там офицер! Шалевич его играет. А комиссара - целый Любшин. Ну и любовь, конечно, - Валентина Малявина. И песенка про маленького зуава, из которой первый беспощадный пролетарский полк по указанию доблестного поручика соорудил строевую...
котик

Конкретный военмор


     Конечно, вы его знаете. Взгляд этот замечательный: глубокий, вроде бы суровый, но тёплый, и, конечно, не без грусти потаённой, а порой и явной. А вот фамилию и имя, боюсь, мало кто вспомнит. Иван Дмитриев - прекрасный, очень популярный в 40-50-е русский актёр, которого, конечно, в первую очередь, все помнят по "Полосатому рейсу". Вот он, несчастный кэп, с Маргаритой Назаровой:Collapse )
котик

Подарок Троцкого


    "В книжке из серии "Униформа" - "Гражданская война в России 1917-1922. Красная Армия" встретился вот этот снимок 1919 года. Инструктор пулеметной команды бригады Кочубея Близнюк. Замечательная картинка - мальчишке лет девятнадцать-двадцать, однако на рукаве - ряд нашивок за ранения. Всего их было у него 26 - сабельных! Вместо правого глаза - шрам от шашки. Смотрим дальше: бинокль - стандартный, на портупее - кортик. На левой руке - перстенек, в правой - сигара. Пацан пацаном, а за спиной уже судьба. Из Интернета узнал, что звали паренька Антон Васильевич и был он награжден Орденом Красного Знамени и почетным революционным маузером. Больше - ничего..."
     Это - из моего поста "Пулеметчик Близнюк" семилетней давности. Занятно, но сейчас можно об этом дивном персонаже узнать чуть-чуть побольше. Вот вам отрывочек из поста voencomuezd "Нашивки за ранение":Collapse )
      Ух ты, он ещё и мотоциклист был! Мотоцикл звал "Смерть гидре". Надо же, ещё один его снимок есть. Ещё заметнее, что совсем мальчишка - ножки то-о-о-ненькие:Collapse )
котик

Армия должна воевать!


      Отличный пост позаимствовал у брата. В общем-то, тезис, которым стал названием поста, вроде бы абсолютно очевиден. Но в современной, уязвлённой либеральной заразой России, к сожалению, далеко не для всех. При этом сильная Россия, с крепкой, могучей, как когда-то в советские времена, армией - это надёжный (и единственный в нынешней мире!) гарант мира. Вот такой парадокс.
Оригинал взят у maxim_korzhov в Поворчать перед сном. Армия должна воевать.
   В день Верховного Главнокомандующего небесными силами
поворчу немного про армию земную, нашу, расейскую. Шумит, гляжу, медиа-пространство международное, волну нагоняет про то, что мол российские войска в Сирии за Асада воюют. Наличие наших военных там никто и не отвергает - технику поставляем законно, по контрактам, а к ней инструктора полагаются.
    Ну то, что нашим "партнерам" это - кость в горле и напасть на голову их любимому детищу - исламскому государству, это понятно. Но наши то, "русскоязычные" чего запереживали?
   Нам-то от этого только польза. Армия должна уметь воевать иначе это не армия. Это аксиома.
Научиться воевать на учениях невозможно, можно только на войне. Это как учиться водить на тренажере - можно сидеть за экраном сколько угодно, но это совсем не значит, что вы научились двигаться на машине по улицам города. Урок 1941 года - это в первую очередь урок именно об этом, - что армия с боевым опытом многократно превосходит "армию мирного образца". Или,как говорит наш народ - за одного битого двух небитых дают.
Наша армия, в свою очередь подтвердила это в 1945 - в Германии и особенно ярко в войне с Японией, континетальная армия которой была разгромлена столь стремительно и блестяще,что сейчас об этом даже не хотят особо вспоминать - ну, мол, ерунда какая, японцев раскатали...
  Поэтому реальное участие в реальных войнах - это бесценный боевой опыт для участников. И очень хорошо, если наша армия будет набираться этого опыта за пределами наших границ.
  Я вырос в потомственной офицерской семье. Детство в прямом смысле прошло в казармах :) Наши друзья-соседи-родственники были военными, которые участвовали во всех возможных конфликтах последних десятилетий - и фронтовики Великой и далее - Корея-Вьетнам-Куба-Ближний Восток-Африка-Афганистан. Отовсюду, кроме наград и ранений они везли бесценный боевой опыт, который переплавлялся в тактические и инженерные новинки.
  Но кроме этого, они оставляли за собой одну очень важную для страны вещь - уверенность врагов в том, что с русскими лучше не воевать. И именно это, возможно более всего, предотвратило конфликты гораздо более глобальные.
котик

Бьют пулемёты - и музы молчат


      Читаю Евгения Курдакова и о нём. Прекрасный русский поэт, которого в современной России знает лишь узкий круг профессионалов, да и то не весь. Подборку надо было бы начать с горького стихотворения образца октября 1993-го, строчкой из которого озаглавлен пост и которое его завершает, но не могу. Потому как вроде бы пережили мы тот октябрь.
* * *
Ты застала меня на излёте,
На изломе судьбы и души,
На какой-то отчаянной ноте
В этой смутной, промозглой глуши, –

Где, прислушиваясь к отдаленьям
Отлетевших в безвременье дней,
Я не верил случайным мгновеньям,
Вдруг поверив улыбке твоей.
Collapse )
котик

В жирных пальцах мировых владык...

images
       Изумительный Сергей Марков, ему сегодня исполнилось бы 108 лет... Сибиряк, путешественник и этнограф. Но, в первую очередь, замечательный русский, которого и при жизни знали больше как автора книжек про путешествия и географические открытия, а сейчас и подавно. В Интернете вон и фото-то нормального не найдёшь...
      Интересно, что связан он и с Виталием Масловым - хоть и кривой улочкой, но связан. Ссылку отбывал в Мезени.
      Эх, какие они были классные - эти сибирские поэты! Резкие, рисковые, сам черт не брат. Но их "Сибирскую бригаду" с идеей областничества и культом Колчака закрыли надолго. Павла Васильева расстреляли, а Марков и Леонид Мартынов легко отделались - ссылкой, но к читателю пришли, по сути, уже в зрелом возрасте, а то и ближе к старости. Отчего того же Мартынова и по сию пору считают одним из поэтов "оттепели", хотя он вошел в литературу за два поколения до этого...
     И Советскую власть тут можно понять. Ну что поделаешь, если ребята в начале 30-х писали вот такие стихи:
ПОЛЯРНЫЙ АДМИРАЛ КОЛЧАК
Там, где волны дикий камень мылят,
Колыхая сумеречный свет,
Я встаю, простреленный навылет,
Поправляя сгнивший эполет.
В смертный час последнего аврала
Я взгляну в лицо нежданным снам,
Гордое величье адмирала
Подарив заплеванным волнам.
Помню стук голодных револьверов
И полночный торопливый суд.
Collapse )
котик

Микаэл Таривердиев Сонет о сыне


     Запись на странице Микаэла Таривердиева от 12 июля:
"Светлая память светлому человеку... Умер сын Микаэла Таривердиева - Карен....
Сегодня мы прощались с Кареном Таривердиевым, офицером, достойным человеком, сыном Микаэла Леоновича. Как сегодня сказала Анечка, его дочь, Карен всегда боролся. Иногда даже тогда, когда можно было бы не бороться. И он остался таким. Героем, для многих, кто его знал. Другим деревом. Таким деревом..."
    Да, удивительный был человек, я писал о нем немножко давно-давно.
котик

Хуже Мурманска всё равно не будет

article-33427-0




"- Вспомним короля! -- провозгласил председатель стола.


- Джентльмены - король! -- отозвался сидевший на другом конце.


-- Король! -- ответили офицеры, поднимая рюмки с портвейном. Встал только один в сине-красной форме морской пехоты. Он вскочил и вытянулся во фронт.


-- Видите, Гришки? Он солдат, а мы моряки. Моряки никогда не встают из-за стола с рюмками в руках.


-- Почему? -- удивился Болотов.


-- Старая привычка. Одни утверждают, что на парусном флоте помещения бывали ниже человеческого роста и стоять в них было неудобно. Другие ссылаются на качку, гордясь тем, что британский флот преимущественно плавал в открытых морях. Я же склоняюсь к третьей версии: в те героические времена джентльмены к концу обеда не всегда могли держаться на ногах.


Портвейн его величества был очень хорош. Его выдавали даром. Болотов уже знал: так повелось с дней королевы Елизаветы, подарившей бочонок этого благородного вина офицерам одного из своих линейных кораблей. Офицеры прикончили бочонок и верноподданным, но беззастенчивым письмом потребовали еще. Королева прислала, но остальные корабли британского флота, обидевшись, потребовали того же.


Старые традиции были великолепны. Три белые нашивки на воротниках были даны матросам за победы при Сант-Винсенте, Ниле и Трафальгаре. Черные галстуки их оказались до сих пор не снятым трауром по Нельсону. Многовековая организованность радовала в старинных оборотах командной речи, в ударе бронзового молотка председателя по кают-компанейскому столу.


"Если бы я не был англичанином, то хотел бы стать таковым" -- так утверждала английская пословица, и Болотов, Гришка Болотов, член Центромура, бывший машинный юнга, сын слесаря, непонятным образом был взволнован.


Он еще не успел привыкнуть к королевскому портвейну.


После обеда, как полагается, сигара и разговор перед огромным камином. Камин на крейсере с паровым и электрическим отоплением существовал специально для уюта. Топили его исключительно инженер-механики. Это тоже было традицией, но, вероятно, более позднего образования..."


     Чудесный отрывочек из колбасьевских "Центромурцев". Для тех, кто не в курсе, поясню: действие происходит в марте 18-го в Мурманске, как раз в то время, когда белофинны затеяли десант в Печенгу. А английский крейсер "Кокрейн" вместе с революционными моряками дали им жару. Гришка Болотов - главный герой повести - принимал в этом непосредственное участие. Как, собственно, и автор - Сергей Адамович Колбасьев - моряк, дипломат, друг Гумилева, главный в СССР знаток джаза (помните, он и в "Мы из джаза" есть) и создатель одного из первых в стране телевизионных приёмников.


    Вот ещё вам фото (к сожалению, архангельские) и на сладкое отрывочек из "Центромурцев":
P7170629
     Офицеры и сержанты 125-го санитарного отряда. Архангельск, февраль 1925 года.Collapse )