Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

котик

Жизнь и смерть


     Как всё-таки всё рядом в этой жизни - беда и радость всюду рука об руку...
     В прошлую субботу, 26 мая, умер мой отец. Умер тихо. После года тяжелейшей болезни, которая так безнадежно отдалила, унесла его от нас - тех, кто его любил.
     А во вторник той же недели я праздновал свой день рожденья, и в тот же день, 22 мая, у моего любимого племянника Темки родилась дочка Василиса, мой брат стал дедом, а моя мама - прабабушкой.
     В среду прошедшую мы папу похоронили...
     А на следующий день, вчера вот - еще событие, пусть и несопоставимое с предыдущими, зато - снова радостное. Мой уже достаточно давний, но прежде непубликовавшийся рассказ "Хунхузка" стал лауреатом Каверинской премии.
    Среди лауреатов есть за кого порадоваться - там и мурманчанин Илья Виноградов, и апатитчанка Елена Штурнева http://kaverin.opibook.ru/2012/05/blog-post_5407.html. А участников-то было более шестисот - по сути, со всей России - от Москвы и Питера до Перми и Омска. Правда, у нас, жителей области, был собственный конкурс. Я так понял, в знак того, что мы заведомо лучше остальных:)...
котик

Не "Белая гвардия"


   Ну что сказать... Я думал, будет хуже. А э т о, по крайней мере, - кино. Пусть зачастую пустое и тягомотное, но все же - кино. Другое дело, насколько оно - вот э т о самое - кино? И главный вопрос: Булгаков ли э т о? На мой взгляд, создателям, следовало бы определить, в какой степени продукт их трудов соотносится с булгаковским романом, как-то помягче. Есть такая удобная формула: "по мотивам". Она, как мне видится, в нашем случае очень точна. Не "Белая гвардия", а - не более чем "по мотивам".
    Ну ладно, постоянные и подчас ничем не оправданные отступления от текста (одна только демоническая фигура Шполянского, грубо ввинченного в историю любви Алексея и Юлии Рейсс, чего стоит - смех один, да и только; или самоубийство Малышева, который у Булгакова, распустив дивизион, спасается от петлюровцев в шинельке гимназиста) - это как-то ещё можно объяснить. Киноязык отличается от языка великой русской прозы - это понятно.
   Но как простить такой безумный и бездумный подбор актеров? Алексей - Хабенский - еще более-менее съедобно. Но Мышлаевский в исполнении Пореченкова - это, простите, пошлость несусветная.

     "Голова его была красива, странной и печальной и привлекательной красотой давней, настоящей породы и вырождения..." Это что же, Пореченков?Collapse )
котик

Жестокая юность

Николай Туроверов
* * *
Не выдаст моя кобылица,
Не лопнет подпруга седла.
Дымится в Задоньи, курится
Седая февральская мгла.
Встаёт за могилой могила,
Темнеет калмыцкая твердь,
И где-то правее - Корнилов,
В метелях идущий на смерть.
Запомним, запомним до гроба
Жестокую юность свою,
Дымящийся гребень сугроба,
Победу и гибель в бою,
Тоску безысходного гона,
Тревоги в морозных ночах,
Да блеск тускловатый погона
На хрупких, на детских плечах.
Мы отдали всё, что имели,
Тебе, восемнадцатый год,
Твоей азиатской метели
Степной - за Россию - поход…
       Замечательный, обожаемый мной Николай Туроверов. Может быть, лучший казачий поэт. Читать у него можно далеко не всё, очень он неровный. Но отдельные вещи - чистое золото, подлинные жемчужины. В первую очередь, конечно, те, что касаются гражданской - там нерв, живой, дымящийся кусок безусловной реальности. Подобные вещи - "Уходили мы из Крыма...", "Мороз крепчал..." и некоторые другие - у Туроверова наполнены воздухом того, трагического для России времени, сотканы из деталей и сутаций, выдумать, подделать которые невозможно.
      Потрясающая судьба! Казак, в мясорубку сначала Первой мировой, а потом и гражданской попал в восемнадцать. Служил в отряде легендарного Василия Михайловича Чернецова. Снимок, видимо, тому времени принадлежит. Вот уж - впрямь "блеск тускловатый погона На хрупких, на детских плечах", какие-то гимназисты рядом с которыми Туроверов - он в центре - выглядит матерым рубакой:Collapse )
котик

Если Кастро уйдут, это - смерть?

Жизнь после барбудос
Если завтра на Кубу придёт,
Хохоча, этот рай подытожив,
Хрустом долларов, звоном монет
Беззастенчиво души корёжа,
Жёлтый дьявол, нежданный, как снег.
Что – потом? Что же, что же?
Мы теперь - на другой стороне,
Мы ничем уже не поможем.

Collapse )

котик

Пионеры-2

      Надо бы найти в закромах юдковского пионера-ботаника (нашёль-нашёль!), которого мой товарищ отловил в окрестностях Варадеро, типичный такой "ботан" - в очках и на велосипеде. А пока не нашёл - без иллюстрации:
ПИОНЕРЫ КУБЫ
2.
Когда застой страну укачивал
Да престарелые вожди,
Я тоже был таким же мальчиком
С пожаром красным на груди.

Был завсегдатаем музеев
Под барабанный жесткий хруст,
И всех Маратов и Казеев,
Как Отче наш знал - наизусть.
Collapse )
котик

Колокол уже звонит


     В 1986-м нынешний день – день катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции - был совершенно обычным, похожим на другие весенние дни. Все – предельно буднично, как всегда. Угрюмое молчание ТВ-ящиков, единственного общедоступного в ту пору средства массовой информации – до всеобщего Интернета-то еще требовалось дожить лет этак пятнадцать. Все было так, словно ничего не произошло. Помню, шла велогонка мира и как раз один из этапов в те самые дни проходил по Украине, в Киеве, совсем рядышком от ЧАЭС… О том, чтобы отменить, даже и разговора не возникло. Страна узнала об аварии лишь спустя два дня, но в коротких сообщениях ТАСС почти ничего не говорилось ни о ее размерах, ни об опасности, которая грозит не только Припяти и ближайшим районам, но – всему миру.
     Ничего не говорилось и о первых жертвах чернобыльской катастрофы – пожарных, что пытались потушить возникший на станции пожар… Но борьба с происшедшим уже шла. Те люди, которых потом назовут ликвидаторами, уже находились в очаге, в самом пекле этой общей беды. Это была действительно общая беда. Для всего Советского Союза – помните, была когда-то такая страна. Collapse )
котик

Свисток


Давнее моё фото из валдайского музея уездного города. К вопросу полиции-милиции... Однако, дорогие мои, были же в нашем царстве-государстве и милиционеры достойные. Правда, было это давно, но всё же.
В принципе, так ли важно, как их называть, этих "демонов в серых плащах"? Лишь бы "службу несли исправно и ни в чём предосудительном замечены не были".