котик

Проза на уровне исповеди


- В чужом городе и — полный зал! Такого же не бывает! Впрочем, почему чужой? Мы же на Русском Севере. Мы же в Архангельске. Какой же Архангельск чужой для мурманчанина?
      Так говорил я совсем недавно, на столетии замечательного русского писателя, одного из основателей русской деревенской прозы, фронтовика и ученого Федора Абрамова. Главному дню Абрамовских торжеств предшествовало наше общее (на троих!) с писателями из Вологды Натальей Мелёхиной и Дмитрием Ермаковым выступление в библиотеке имени Добролюбова. Все — северяне! Близкие не только Севером, но по миропониманию, сути внутренней.
     Библиотека на берегу Двины, очень уютная, теплая, приняла нас в абрамовском кабинете — особое место, где порадовали книги из личного собрания писателя, с его автографами, вещи, фото, в общем, что-то вроде мини-музея.
     А зал действительно был полон. И радостно было от этого, и светло. У нас далеко не всегда так бывает, а на архангелогородчине к литературе, в отличие от Мурманска, к слову писательскому отношение принципиально другое. Здесь к нему по-прежнему прислушиваются, ждут его. И Абрамов тут — везде. И не только в дни большого юбилея. Ну что говорить, если даже аэропорт местный его именем назван.
     И то сказать, Абрамов - это, конечно, имя. Это явление. Проза по силе и искренности на уровне исповеди. Да и жизнь - такая же. Наотмашь, на разрыв аорты.
котик

Ведьмование и ведьмоводство мне приходится изучать...

ВЕДЬМА
По плечам разметало пожаром
Медь твоих непослушных волос...
Ведьма, милая, ты не устала
Улетать по ночам до звёзд?

Я ж, как мальчик, готов вцепляться
В каждый прутик твоей метлы.
Люди! Ведьм не стоит бояться,
Если все они так милы.

И метла, и твои сумасбродства,
И короткое слово: «Прощай!»
Ведьмование и ведьмоводство
Мне приходится изучать.

Вся беда в этом гаснущем лете,
В непроглядных, кромешных ночах.
«Не грусти - я вернусь на рассвете...»
В колдовских, с чертовщинкой очах
Только холод пространства и ветер,
Только звёздная пыль и печаль.

Сентябрь 1993
котик

Поэзия не продаётся!


"- А как насчет субъективного подхода. Были поэты, которых не хотелось включать и их стихи не вошли в антологию?
- Все те, кто достоин - вошли. В принципе одно хорошее стихотворение у каждого можно найти. Но этого мало. Есть люди, которых я не люблю, но они являются отличными поэтами — и они, конечно, вошли в антологию. Вот, к примеру (Дмитрий называет имя и фамилию женщины — С.Ю.) , у меня с ней очень сложные взаимоотношения, но она прекрасный поэт, и я не позволил себе пройти мимо и не заметить ее. Все-таки я служу поэзии в первую очередь, служу русской литературе, и это значит я не имею права на субъективный подход. Помимо наших отношений в писательской среде, порой очень непростых, меня всегда привлекают в первую очередь стихи, я не перестаю радоваться, когда появляются новые отличные произведения, и по-хорошему завидую моим друзьям. Я бы и антологистом не стал, ведь чтобы заниматься чужими стихами с такой степенью тщательности, нужна большая любовь к русской поэзии. И, конечно, к тем людям, которые ее делают..."
      Об антологии поэзии Кольского края "Отсюда начинается Россия", современная часть которой недавно увидела свет, беседовали с Сергеем Юдковым. Хорошо поговорили! Это фрагмент, полностью читайте в свежем "Мурманском вестнике", в интервью "Поэзия не продаётся!".
котик

Нет, не стал Хошимином Сайгон!

САЙГОН
Я чужой здесь, как будто в разведке,
А в округе — врагов миллион:
Сутенёры, продажные девки -
Нет, не стал Хошимином Сайгон.

Разбитной, распоясанный город:
Девкам — деньги, туристам — восторг -
Оголённый, искрящийся провод,
Плотоядный языческий торг.

Те, кто были Вьетконгу врагами
Пьют в охотку, креветки жуют,
Солнце скрытое за облаками,
Не нарушит их праздный уют.
Collapse )
котик

Здесь небыль в быль перетекает


ИНДОКИТАЙ
Вадиму Яблочникову

Панмонголизм, хоть имя дико, но мне ласкает слух оно.
В.Соловьев.

Индокитай! Столица джунглей,
По чьей-то прихоти родной,
Где улиц солнечные угли
Не жгут - ласкают нас с тобой.
Здесь не толпа — река жива,
На всех язЫках говорит,
Здесь небыль в быль перетекает,
Стать былью небыль норовит.
Collapse )
                                                          25 января — 1 февраля 2020г.
                                                                      Хайфон — Сайгон - Мурманск
котик

Ты не уходишь. Ты - перестаешь.


      Насколько всё-таки прекрасен Геннадий Григорьев. Недавно исполнилось бы семьдесят. Всего 70! А умер в 56. Вот с кем хтел бы быть дружен.

***
Опять ко мне,
угрюмый и небритый,
не для чудес, а так - на огонек,
с бутылками, со свертками, со свитой
заходит полупьяный полубог.
И вновь его кулак грохочет по столу:
"Пошто такие муки нам? Пошто?"
Торжественно молчат полуапостолы,
почтительно принявшие по сто.
Он стал бы богом, да не видит толку.
А без толку зачем пугать народ?
И мой сосед подглядывает в щелку,
как полубог со мною водку пьет.

* * *
За окнами грохочет пятилетка,
а мне с тобой - спокойно и легко.
Поведай мне о Блоке, блоковедка,
скажи, что мне до Блока - далеко.

Ты осторожна и хитра, как кошка,
и мне тебя не приручить никак.Collapse )
котик

Интервенты


      "В Мурманске на участке местности в районе улиц Воровского и Буркова планируется построить здание магазина.
Именно на этом участке в октябре прошлого года власти города снесли столетний памятный знак.
     Как указано в опубликованном на сайте мэрии постановлении, на этой местности построят супермаркет. Будущему зданию уже присвоен почтовый адрес.
«Присвоить зданию предприятия розничной торговли, расположенному в Октябрьском округе, на строительство которого выдано разрешение, адрес: Мурманск, улица Воровского, дом 22», - говорится в документе." - пишет Северпост.
      Ну вот как это, скажите, называется? Очень просто. Это называется умирание города. Мурманск вымирает - медленно, но верно. Это всегда происходит, когда отказываются от прошлого, первых улиц и первых могил. Людей, что жили здесь задолго до нас.
     Так ведь еще теоретическую базу под это дело подогнали! Мол, англичане от него отказались, зачем он нам? Вам, господа, он действительно ни к чему. Вы словно англичане (интервенты!) в родном для вас городе (впрочем, родном ли - тоже вопрос), которые Мурманск пытались использовать исключительно для собственной выгоды. Англичан я понять могу. Они здесь были не дома. Тех, кто строит магазины на собственном прошлом, - нет.

Юродивые наших дней

Ребятки мои в воскресной школе недавно задали мне вопрос, есть ли в наше время юродивые. Кстати, вспоминали мы с ними тогда юродивого Максима московского, с его знаменитым: "ни Бог тебя, ни ты его не обманешь..."
Так есть ли юродивые в наше время?
В чем их особенность, их "неотмирность"?
1. Это особенные взаимотношения с Небом - так сказать прямая связь. Они в прямом смысле "живут под Богом"
2. Особенные взаимоотношения с нашим, материальным миром - чудесные.
3. Целью и задача жизни этих людей - призвать к покаянию и исправлению жизни окружающих.

Примеры современных юродивых отнесу под кат, только тем, кому интересна эта тема.
Collapse )
котик

Сочетание несочетаемого


Куала-Лумпур - Пенанг (Малайзия) - Рангун (Бирма-Мьянма) - Бруней - Манадалай (Бирма) - Бангкок (Таиланд) - Вьентьян (Лаос) - Ханой - Хайфон - Дананг - Натранг - Хошимин-Сайгон (Вьетнам).
Как вам маршрутец? Три недели. В январе, когда у нас ещё темно! А завершится всё в Хошимине-Сайгоне, где так мирно соседствует памятник солдату-вьетконговцу с "Макдональдсом". Просто оксюморон какой-то!
котик

От "Студента" до Самарского знамени


     Какая всегда радость - новая книга стихов! Особенно такая. Дмитрия Ермолаева. У Димы с 1992 года поэтических книг не было. И вот - такой подарок на 50-летие от Игоря Опимаха.
    Книжица получилась не большая, но очень симпатичная. И новых стихов там в достатке. А уж старые - все, вся Димина классика - от "Холодного снега..." и "Ты красива до безобразия..." до "Никифора Фоки" и посвященного мне стихотворения про знамя Славянского хода. Публикую мои любимые.

Дмитрий ЕРМОЛАЕВ

* * *
Холодный снег накрыл лотки с горячим хлебом,
И хлебопёки вдруг застыли в забытьи
И смотрят ласково в распахнутое небо
И шепчут грустные признания свои.
1993

ВОСПОМИНАНИЕ О СНЕГЕ
Пушистые падают хлопья,
Мне скоро исполнится три.
Я вышел во двор, не захлопнув
Тяжёлой, скрипучей двери.

Забыв о постели и доме,
Глазею на мир поутру
И снег, как игрушку, в ладони
С восторженным вздохом беру.

А все остальные забавы,
Что любим с ребятами мы,
Обычными кажутся, право,
Пред явственным чудом зимы.

Которое даже на запах
Исследую, словно во сне…
Сейчас здесь появится папа
И крепко достанется мне.
1995


* * *
Школьникам и школьницам
Ты красива до безобразия,
До безумия ты умна,
Место встречи – Земля, Евразия,
Парта первая от окна.Collapse )