Дмитрий Коржов (dmitry_korzhov) wrote,
Дмитрий Коржов
dmitry_korzhov

Category:

Самоотверженно искренне

Одному рецензенту

Он говорил мне: "Пишите о судьбах России!
Писать о себе в наше время и пошло, и глупо!"
А я свою руку рукой пожимала сильно,
И в линию складывала похолодевшие губы.

Был один такой. Сочинял всё гимны и марши,
Восторгался социалистическим террором,
Звал Марией женщину в перчатках из замши,
А потом – понял. Пропал. Щелкнул затвор…

После многие просто молчали и ждали –
Чем закончится время эксперимента,
Чтоб не скучать – маленечко воровали,
И дарили друг другу венки и чёрные ленты.

А сейчас мы сыты, свободны, спокойны,
И газеты хоть что-нибудь да наврут,
Ну, идут небольшие, немировые войны,
Ну, пьют как всегда, и по-всякому мрут.

И я среди этого – тайком пробираюсь,
И шёпотом, тихо, как только могу,
Думаю: сердце моё, нелиняющий заяц,
Пятнышко в поле на белом хрустящем снегу…

И я очень люблю землянику, подснежники, молоко и
Сосновые рощи с солнечными прорехами,
А самые вкусные пряники делают в Покрове –
С грецким, немножечко горьким орехом.

И я очень хочу, чтобы будущие мои сыновья
Стали здоровыми, умными, честными мужиками,
И прожили долго, и похоронили меня,
И землю присыпали собственными руками.

А по полю – белому, зимнему,
На весну и намёка нет,
Разбегается длинный-длинный,
Неспокойный заячий след.

Стихотворение - из тех, что цепляют, живут с тобой, заставляют к себе возвращаться. Какой запев! Не захочешь, а станешь дальше читать:

Он говорил мне: "Пишите о судьбах России!
Писать о себе в наше время и пошло, и глупо!"
А я свою руку рукой пожимала сильно,
И в линию складывала похолодевшие губы.

И стихи эти, да и их автора, Лену Федотенко (замечательная девушка, на рубеже веков - постоянный участник мурманского литературного объединения, три высших образования, однако, включая Литинститут, много лет уже москвичка), знаю давно. И всё не оставляет меня вопрос, кто ж ей сказал-то такое? Если в Мурманске, то по мысли (не по форме и сути) это близко самым известным нашим писателям, классикам - Виталию Маслову и Виктору Тимофееву. По интонации, по напору, по безаппеляционности ближе к Тимофееву. Маслов - никогда! Намного тоньше был Виталий Семенович, глубже, внимательнее. Умел видеть не только внешнее, не только декларации и лозунги или их отсутствие. В самых личных, интимных стихах, если они подлинные, настоящие, умел видеть большее. Впрочем, и Тимофеев умел. Но сказать так - в минуту помрачения, в раздражении, опять же - в споре каком-нибудь безоглядном и яростном - мог.

Скажете, могло и не быть этого самого рецензента, может, просто стихотворению он был нужен. Да нет, не думаю. Слишком уж автора это задело, разозлило до крайности. Это же по первой реакции видно: "А я свою руку рукой пожимала сильно,
И в линию складывала похолодевшие губы". Такая готовность к бою в этих строчках звучит, что - мама, не горюй, только успевай уворачиваться. Подтверждение - весь остальной текст.

Стихотворение, кстати, внешне напоминает доказательство теоремы от обратного. То, о чем мы говорили, пытаясь понять, кто ж такое нагородил, - это запев, завязка, тезис, если хотите. Дальше - ответ или, как сейчас говорят, ответка. Ответ сначала простой, очевидный, но тоже интересный, тоже - не лобовой, поэтический:

Был один такой. Сочинял всё гимны и марши,
Восторгался социалистическим террором,
Звал Марией женщину в перчатках из замши,
А потом – понял. Пропал. Щелкнул затвор...

Эх, рифмы тут (почти в каждой строфе), конечно, порой аля-улю: "России-сильно", "террором-затвор", "молоко и - Покрове", "сыновья-меня", "зимнему-длинный". Да, рифм порой нет, а поэзия - есть! Вот ведь какое чудо.

Но мы отвлеклись. Тот самый - это, понятное дело, Маяковский, "Облако в штанах" и так далее. Поспорить тут, конечно, есть с чем. Положим, Владимир Владимирович не только гимны и марши сочинял, и почти дословно процитированная поэма тому яркое свидетельство. Но суть, разумеется, не в этом. Сказанное - не о конкретном человеке, это - обобщенный образ и, кстати, талантливый, точный.

Дальше - сложнее. И вроде бы совсем (совсем!) о другом. Сначала короткое, но ёмкое описание эпохи, которую довелось России пережить в двадцатом веке:

После многие просто молчали и ждали –
Чем закончится время эксперимента,
Чтоб не скучать – маленечко воровали,
И дарили друг другу венки и чёрные ленты.

Потом так же, одной строфой, характеристика нашей нынешней эпохи, где "мы сыты, свободны, спокойны, И газеты хоть что-нибудь да наврут". Всё так, всё так.

А дальше - вроде бы исключительно о себе. И это, конечно, не просто ответ пресловутому, неведомому нам рецензенту. Это - программа жизни. И программа прекрасная, покоряющая чистотой и высотой.

И я среди этого – тайком пробираюсь,
И шёпотом, тихо, как только могу,
Думаю: сердце моё, нелиняющий заяц,
Пятнышко в поле на белом хрустящем снегу…

И я очень люблю землянику, подснежники, молоко и
Сосновые рощи с солнечными прорехами,
А самые вкусные пряники делают в Покрове –
С грецким, немножечко горьким орехом.

И я очень хочу, чтобы будущие мои сыновья
Стали здоровыми, умными, честными мужиками,
И прожили долго, и похоронили меня,
И землю присыпали собственными руками.

Ну да, о себе. Предельно откровенно, самоотверженно искренне. Какое там сердце (мятущееся сердце поэта!) - "нелиняющий заяц, Пятнышко в поле на белом хрустящем снегу".

Не сразу, конечно, а кто поумней, то и сразу, понимаешь: да вот ведь она - Россия. Как тут не вспомнить бессмертное соколовское: "все у меня о России, даже когда о себе".

Ну и концовка хороша. Снова этот заяц пленительный, мастерски, вплетенный в ткань стихотворения, за которого так больно и тревожно, а то и страшно:

А по полю – белому, зимнему,
На весну и намёка нет,
Разбегается длинный-длинный,
Неспокойный заячий след.

Tags: Лито, Мурманск и мурманчане, друзья-писатели, литературная жизнь, литературоведение, самые мои стихи
Subscribe

  • Проверка на подвиг

    Нет, ну я знал, конечно, Сергея Орлова, со школьной скамьи знал. Но знать, не значит прочитать. Поэтом надо начитаться вдосталь, в размах (иногда…

  • Проверка на подвиг

    Дыхание фронта, конечно, очень ощутимо в ранних стихах Орлова, собственно, они большей частью и написаны непосредственно на передовой, в танке…

  • Где бауманцы и весна!

    * * * Судьба дарила в полной мере Из рукава любой руки! В пельменную на БТРе Меня возили мужики! Виват, советская наука! – В тот миг…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment